April 18th, 2016

Крым. 2015. 24

От нижних ворот, по центральной аллее, всё шли люди. Разглагольствуя перед приглянувшейся женщиной, постепенно обретал ясность сознания после расслабляющих процедур, подмечал украдкой идущий кверху поток. Некоторые экскурсанты замечали наше скопление, подходили, но тут же покидали случайных пушкинистов, отзываясь на призывные крики вожатых. Кипарисы же казались живыми, замершими слушателями. Блестели жестяными листьями магнолии, колеблемые ветром, но и они угомонили слабый свой шелест.
«Что, Александр Сергеевич, с небес глядя, ужаснулся бы и на брата, и на жену бывшую, и на Катерину с Дантесом? Выходит - не простил. Не по-христиански же это!» - трепетала лекторша, как лист акации. «Про христианство Пушкина - не знаю. Сам я не христианин, не верующий, атеист. Осуществление жизни - по эту сторону. Когда штепсель из розетки выдернут - машинка-организм гаснет. Там, за выдернутым штепселем, нет ничего - ни чувств, ни мыслей. Видите, как красиво вокруг! Но это - сейчас. Там - красоты и блаженства нет. В жизни все длинно и скучно. Есть две короткие штуки - само существование и еще, ну, мужчины знают, о чем речь».
Скабрезность вызвала одобрительный смешок среди слушателей: «А как же мысли Сергея Соловьева о поэте? А Достоевский, Шестов, Сергей Булгаков, Иван Ильин, Франк, Федотов, Ходасевич? Они-то о христианстве Пушкина рассуждали. Глупые были?» - горячилась собеседница. «Мог бы сказать вам о Ходасевиче, Розанове. Маяковский, Есенин. Сталин тоже о Пушкине рассуждал. И Ленин. Глупцами не были. Среди начитанных людей любят швырять слова - глупость, невежество. Обидно, что если с твоей точкой зрения не согласны, то давай ругаться», - парировал я.
Тут к нижним воротам, навстречу туристам, пошли подростки в белых рубашках, трехцветных галстуках. Несли огромные связки воздушных шаров - белого, синего, красного цвета. Громко скандировали: «Артеку - 90 лет! Артек - Пушкину!» На каждом шарике был нарисован пушкинский профиль.
«Герцен, - продолжил я, - заявил: на петровский призыв к России двинуться в Европу, Россия ответила гением Пушкина. Три тайны Александра Сергеевича, как универсального русского «ответа» на петровскую модернизацию, на мировую необходимость: тайна личности (когда говорю про возможный взгляд Пушкина на земную жизнь из-за гроба - это я о тайне личности). Тайна творчества. Тайна смерти (бытовой аспект - розвальни, солома под гробом, гроб засмолен - думай теперь, неужели смола черная была?). Розанов о тайне творчества. Одно слово - у Пушкина главное «лад». Есть будущее, и я о нем пою и достигну будущего. Вот Лермонтов никуда не шел. Разочарование всем. Его слово - «уход». Пушкину хорошо было бы и в тюрьме, а Лермонтову и в раю было бы невыносимо».
Тут зашевелились, удивленно зацокали языками слушатели. Из-за магнолий, акаций в розовом пуху соцветий, взмыли вверх воздушные шарики, что несли артековцы. Три цвета постепенно перемешавшись, расплывались разноцветными облаками по небу. Женщина-лектор мягко постаралась вернуть меня, заворожено следящего за полетом шариков, на землю: «О творчестве, о смерти поэта нельзя рассуждать вне христианства. Причастился же. Сергей Булгаков одобрительно отозвался об этом поступке. И прощальные слова о Николае I - был бы жив, весь его бы был - о многом говорит…»
Оторвав взгляд от воздушного разноцветья, буркнул: «Это уже перебор. Крым - наш, конечно. Меркель с Оландом скоро с этим согласятся. Палку перегибать не нужно. То всюду «Единая Россия», а то - один Пушкин по всему полуострову. «Единороссы», как легкомысленные особы, ко всему липнут - то к Владимиру Владимировичу, то к Александру Сергеевичу. А Сергей Соловьев упрекал поэта за «растворенность» в земном, низком. Намекал, что и сам стихотворец опасен был для «вечной женственности». Обязательно попытался бы «вечность» нарушить. В итоге - трагическая кончина не старого еще человека».
Тут появилась И.. Наплавалась в бассейне. Довольная. Удивилась, что до сих пор беседую с пожилыми людьми. Покосилась на стройненькую симпатяшку-пушкинистку. Заметив недовольный взгляд, беседу закончил призывом: «Вечером разговор продолжим. В клубе».

Деловая переписка

Молякову И.Ю.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ВЕДЕНИЮ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В ФЕДЕРАТИВНОЙ
РЕСПУБЛИКЕ ГЕРМАНИЯ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Ваше обращение в Международную Службу Розыска в отношении пребывания в немецком плену рядового Картошкина Николая Ивановича, 1918 г.р., в Представительстве Министерства обороны Российской
Федерации (по организации и ведению военно-мемориальной работы за рубежом) в ФРГ (далее-Представительство) рассмотрено.
Collapse )