April 16th, 2016

Вечный город

Восстать из праха, прах развеяв,
Вопить от ужаса долин.
Кем след присыпан Моисеев?
Тропа прервалась. Я один.

Пророков век исчерпан длинный.
Вожди повымерли давно.
Один я, труженик целинный,
Пинаю древнее дерьмо.

Был Рим языческий, а позже
Второй и третий встали в ряд.
Они рассохлись, словно дрожжи,
Мертвы, опарой не кипят.

Но вновь взбугрился Град четвертый.
В крови измазан, криво сшит.
Я жизнью битый и потертый,
В трущобах вырос и забыт.

Когда кривая недоделка
Валилась под гору, скрипя,
Не стало лучших в переделке,
Сломило смелых. И меня.

Зачем, убогий, не добрался
До царства сумрачных теней?
Ведь я со смертью целовался.
Прижился пасынком при ней.

Но кто-то врезал в зад костлявый
Пинка и выкинул на свет.
Ору от страха, шепелявый, -
Пустыня щурится в ответ.

Дрожу, но ставлю, изловчившись,
Кривую стену. Вечность зла.
И в пятом Риме воплотившись,
Взмывает башня, как скала.

Не патриархи, не герои,
А я для слабых и больных
Покорно вечный город строю
И сочиняю этот стих.

Мелочь, но приятно

Заводной роман Булгакова «Мастер и Маргарита» жив. Такое ощущение, что язвительный Воланд только что прошел по чебоксарским улицам. В те времена, о которых роман, Царь Тьмы вполне резонно рассуждал об осетрине второй свежести. Ну, скажите на милость, что такое «суперлига второго класса»?

Между прочим

Между прочим, по городу - аппетитная Яклашкина. Ее много, и она собирается дирижировать оркестром. Ну и пусть дирижирует! И писать об этом не стоит. Но я опять про дурновкусие. Хожу по разным конторам, а там всюду эта жгучая дирижерша. Пришел в «Энергосбыт» платить за электроэнергию – а там она же, только уже в листовочном исполнении. Пригляделся: дирижерша-то она дирижерша, но, как в нехороших журнальчиках, снята в интересной позе. Убери из рук дирижерскую палочку, да вставь плеточку - и будет полный соблазнительный комплект.