April 7th, 2016

Крым. 2015. 17

И. выглянула в комнату с балкона. На лице - восторг, глаза блестят. Шепотом: «Игорь! Иди сюда. Красота неимоверная!» Прислушивался к лепету телика: втолковывают молодой девице про эффективное средство от запоров. Встал и, раздвинув тяжелые портьеры, вышел. Небо - сплошь в крупных звездах. Совсем рядом яростный рокот моря. Внизу - темная громада деревьев. С нижних этажей падает неяркий свет, лучатся вдоль дорожек фонари. Деревья освещаются у самых оснований, и ощущение такое, что они огромны. Небольшие магнолии отражают свет листьями, будто вырезанными из зеленой жести. Редко пробегает ветер с моря, и парк шумит невидимыми вершинами.
Лоджия огромна, словно зал. Высокие перила из витого металла. Коричневая плитка на полу. Слева, в углу, мощное кресло. Раздвинешь - получается кровать. Вся остальная мебель сплетена из белой лозы. Изящный диван, круглый стол, два плетеных кресла. На столе хрустальная пепельница, а слева, под самый потолок, перегородка. Поглядел за нее - темно. В соседнем номере никого не поселили: «Господи! Как хорошо!» - громко восклицает И., узнав, что соседей нет.
Заваливаюсь на плетеный диванчик, задираю ноги. Смотрю на звезды, прислушиваюсь к грохоту прибоя. И. спохватывается: «Пошли. Может, успеем поужинать».
Администратор объясняет, как подобраться к ресторации. На лавочке, у входа, сидят старушки в пляжной одежде - шляпы, сарафаны, цветные шаровары. Впечатление производят дикое, да еще в бледном свете фонарей. Быстро идем по бетонной дорожке. Темный парк швыряет навстречу, то ствол чинары, то цветущий розовый куст. Скульптура оленя, и кто-то лежит у ног. Освещенный вход в корпус. Старухи в диких одеждах. Четверть клумбы. Журчит вода, но фонтана не видно, хотя чувствуется его величина.
Розоватое здание на высоком цоколе. Окна вытянутые, в белых деревянных наличниках. Резьба изощренна. Смех. Игра на баяне. Попадаем под тень густой зелени, словно в пещеру. Надпись: «Ресторан», дверь - дерево и граненое стекло. Внутри темно, а потолок высоко вверху. Зал велик, и лишь в конце мерцает настольная лампа. Туда - а там еще большое помещение. Ряды столов, покрытые белыми скатертями. Блестят вазы, салфетницы, приборы. Администратор, сидящая у лампы, посмотрев наши синие курортные книжки, не возражает: «Сейчас накормим. За этим залом - еще один. Пройдите».
Зажигают одну люстру. Помещение небольшое, стены отделаны темным дубом. Наш стол старинный, четырехместный, с крахмальной скатертью. Стулья тяжелые. И. еле пододвинула дубовую громадину. У стены большие, отделанные резьбой и полуторавековым возрастом, глухие серванты. Из одного официантка в стоячем чепчике и ослепительном переднике достает для нас тарелки. На них - вензеля. По стенам картины с видами Гурзуфа в золоченых рамах. Спрашивают: «Рыба или бифштекс, сельдь или рыбный маринад, апельсины или яблоки, кефир или йогурт, чай зеленый или черный. Хлеб - есть белый, черный, масло, но много ли надо?»
Заказал бифштекс с пюре. И. - рыбу. Еда вкусная, а портьеры в нашем зале зеленоватые. Съев мясо, вспомнил об Александре Сергеевиче. Он ведь появится на свет через сутки. Перед смертью просил морошки. Любимое кушанье гения? Да и как Пушкин выбился в гении? В «Евгении Онегине» у Лариных варят варенье. Барышни учились французскому, музицированию, рисованию, вышиванию, но скудно (везде) говорится о том, что они умели жарить, солить, варить. Фамусов: «Дались нам эти языки! Берем же их и в долг, и по билетам… Как будто в жены их готовим скоморохам».
Жуковский влюбился в Протасову, когда девочке стукнуло двенадцать. Лицеист Комовский: «Пушкин любил приносить жертвы Бахусу и Венере». В 15 лет девичьей ручки коснется во время бала и уже пыхтит, как конь. В те времена даже богатейшие люди России пребывали в огромных долгах, а в пище часто приходилось довольствоваться самым простым - солонина, капуста, ржаной хлеб. Званые обеды - на показ. Повседневно - кислое молоко, репа, всевозможные каши. Готовили кухарки, крепостные бабы, а для понту держали иностранных поваров (чаще из французов). Впрочем, Дюма в России обжирался простыми и добротными блюдами. Доедая бифштекс, размышлял: недурно. Очень даже. Море, цветущие магнолии и бифштекс.

Мелочь, но приятно

Знакомые старики все в первой бане на Ярославской по субботам. Ну прям как медом намазано! Спросил у одного: «В чем дело?» И получил ответ: «Видишь ли, сынок, жизнь в нашем возрасте удовольствие случайное. И с этим нужно мириться. Пришел в баньку, помылся, подстригся, надел белую сорочку и отмерил себе два квадратных метра. Мастера, что нарезают земельку - тут же, на втором этаже».

Между прочим

Между прочим, количество дурацких надписей на автомобилях растет с той же скоростью, что и количество татуировок в интимных местах. Читаю: «Берегите мамы дочек, у меня растет сыночек». А у меня в башке сразу продолжение: «Мальчик хлипкий и косой, но с приличной колбасой».

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. МОЛЯКОВУ


ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА
ФИНАНСОВО-БЮДЖЕТНОГО НАДЗОРА
(РОСФИННАДЗОР)
ЗАМЕСТИТЕЛЬ РУКОВОДИТЕЛЯ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
В Федеральную службу финансово-бюджетного надзора из Генеральной прокуратуры Российской Федерации поступило Ваше обращение от 06.07.2015 № 7-672 по вопросу публикации «Правоохранительные органы рассматривают материалы проверки в отношении Сергея Павлова», размещенной на сайте издания «Правда ПФО» в сети Интернет 01.06.2015.
В данной публикации изложен факт незаконного предоставления Министерством сельского хозяйства Чувашской Республики в рамках государственной программы Чувашской Республики «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Чувашской Республики» в 2013 году за счет средств республиканского бюджета филиалу ОАО «Росспиртпром» «Ликероводочный завод «Чебоксарский» субсидии на возмещение затрат по производству и обороту алкогольной продукции в размере 66 957 600 рублей.
Collapse )