April 1st, 2016

Крым. 2015. 13

В семидесятые годы прошлого века такие строения считались верхом советского модерна: крыша нависает крутым пузырьком, разделенным впечатляющими вставками темного дерева. Филенки, проемы, а в них вытянутые окна. Тяжелые двери с толстыми стеклами. Слева от входа высится строение, отделанное редким камнем цвета топленого молока. Старые лозы винограда разрослись, бегут по стенам, обвивают причудливыми змеями дерево и навес крыши. На ВДНХ есть довоенной постройки павильон Карело-Финской республики. Архитектурные стили «Гурзуфского» и Северного павильона похожи изящными деревянными вставками. Есть российский триколор, а флаг Крымской республики отсутствует. Торжественно выпячен российский герб и надпись золотом: «Санаторий «Гурзуфский». Управление делами Президента Российской Федерации». Площадка перед входом с редкими автомобилями.
Высокие кипарисы, аромат подступающего вечера. Приемный покой светится уютным, желтым. Говорить об архитектуре пятидесятилетней давности неуместно. Так же, как и о моей юности (в пятьдесят-то лет!). Для меня строение современно, цельно, симпатично. Прекрасно вписано в ландшафт. Обветшало, конечно. Требуются серьезные вложения. Когда подъезжали к санаторию, сказал: «Раньше умели - и современно, и цельно». При высадке наш провожатый ответил (я уже знал, что парень бывший офицер СБУ): «Игорь! Если надо куда-нибудь съездить, звони. Строили, действительно, раньше лучше. Теперь линии намеренно изломанны, усложнены. Как снег сгребать с крыш? И снега-то нет. Жизнь такая пошла - изощренная, а бестолковая. Во всем так. Войны стали гибридными. Все против всех. Через мгновение - вроде, и не все против. Потом против, но немногие, а большинство «за». Наконец, никто не против, но трупы как валялись, так и валяются. Куда-то пропадает оружие. Откуда-то возникает его отсутствие. Есть технологии (хорошо отработанное жульничество), да нет идеологий. В семье - так же. Спрашиваешь жену - друг ли ты мне? Она норовит вопросом на вопрос: а ты мне кто? Задумаешься над этим гибридным существованием - и не спится. Ворочаешься. Чуть рассвет, а уж вечера ждешь». Посмеялись.
Помещение приемного покоя (ресепшн, на собачьем языке) отделан желтым полированным деревом в человеческий рост. Выше - белая плитка с убогим узором. По углам вырубленные из огромных пней сказочные фигуры старичков-боровичков, леших, водяных. Пальмы в кадушках. Вдоль стен длинные дерматиновые диваны. Журнальные столики со стеклянными столешницами. Еще есть знаменитые тощие креслица семидесятых (весьма, кстати, удобные). Такие кресла стояли в Новочебоксарске у всех моих друзей. Посреди зала (а пол, между прочим, паркетный, хорошо натертый воском, покрыт коврами весьма потрепанными) медные столбики, кончающиеся большими матовыми шарами. Большой плексигласовый куб, а в нем уменьшенная модель санатория. Администратора нет, и, в ожидании, с интересом рассматриваем устройство. От приемной, налево – вместительный развлекательный центр. Площадь и широкая лестница, ведущая в парк. Аллея кипарисов. Вслед за клубом двухэтажный корпус. Потом еще один. Бильярдная. Справа от лестницы - еще корпус. Потом грязелечебница, пульманология. Чуть ниже - спальный корпус. Через дорогу высотное здание тех же, семидесятых, годов постройки.
Территория здравницы разделена бетонным желобом, по которому протекает река. До самых нижних ворот, за которыми набережная и море. Справа за высотным зданием парк. Еще корпус - внизу крытый бассейн, теннисные корты, волейбольные площадки. А слева - четырехэтажное строение, столовая и, у самого выхода к морю, здание двухэтажной больницы. За ней притаилось деликатное одноэтажное здание.

Мелочь, но приятно

Кто бы что мне ни говорил, а врачи в Чувашии живут все лучше и лучше. Микроклимат в коллективе, денежное довольствие, обеспеченность лекарствами и медицинским инструментарием просто прут в гору. Медицинская общественность изобрела великолепный способ демонстрировать возрастающее благополучие: выкупают баннер в центре города и размещают на нем знаковое лицо одного из коллег. Демонстрация происходит примерно раз в месяц. В январе это знаковое лицо было просто благополучным, а в марте оно так и сияет радостью и восторгом. Хорошо быть врачом в Чувашии!

Между прочим

Между прочим, год назад «мишки-шалунишки» на эту самую стенку повесили изображение юного морячка по имени Кирюша. Мальчишка был розовый, хорошенький. Предполагалось медвежьими мудрецами поднять рейтинг своей команды за счет свежести юных. Внимательно наблюдаю за стеночкой. Предпочтения «мишек-шалунишек», полагаю, не изменились. И в скором времени на прежнем месте появится новый мальчишечка в веселенькой матроске.