March 29th, 2016

Крым. 2015. 11

Не привычка - главное между женой и мужем. Чувство благодарности (обоюдное) за то, что не подвели друга в бою.
Самолет выкатил к месту разгона, слегка задрожал, влекомый турбинами. Спустили тормоза, и бело-красная махина (цвета «ВИМ авиа») понеслась навстречу небесам. Волшебное ощущение отрыва от поверхности. Чистая мультипликация - деревья, дома, дороги мгновенно оборачиваются деревцами, дорожками, домиками, убегают под крыло. Шасси складываются под брюхо летучей акулы. Переход на правое крыло, крутой вираж. В его воронке виднеются до неприличия малюсенькие объекты на земле. Обрывки облаков. Туман, но перевернутый вверх тормашками. Облака внутри скучные, сероватые. Ощущение, что за иллюминаторами изморозь. Прорыв, и солнечный свет - чистый, без добавок человеческих фантазий - поражает красотой и величием. Безбрежное бугристое поле вздыбленных облаков расстилается под прессом синевы и безусловного, все подавляющего сияния. И. прильнула к иллюминатору. Как не любоваться мощью ледяных лучей!
В сеточке на переднем сиденье - обтрепанный журнал. Он толст. Пролистаешь - и самолет идет на снижение. В центральный проход выстраиваются стюардессы. Ручки в стороны, ручки вверх. По радиосвязи маячка шелестит голосок: кислородные маски, если что, выпадут вам на головы из верхних полочек (кислорода хватит ненадолго); рыжие жилеты надуются, окажись вы в океане, если нажмете на кнопочки, система поддува - также через кнопочки, загорятся фонарики, и, может быть, вас заметят в безбрежных холодных водах. Аварийные выходы. Кто останется жив - съезжайте из разбитого судна по резиновым желобам, которые надуваются автоматически.
Показ окончен, и стюардессы разносят конфетки. Беру пригоршню, задумчиво сосу. Жена засыпает, уткнувшись головой в иллюминатор. Поправляю ей голову, прикрываю пластиковую шторку в окошке: уж больно безапелляционно лезет безразличный свет внутрь салона. Начинаю крутить тумблеры над головой. Индивидуальное освещение работает. Действует вентиляция. Жена, очнувшись, заявляет: свежо, хорошо, но прохладно. Попроси у стюардессы плед! Прошу. Приносят. В иллюминаторе - белая вата. Иногда, в разрывах облаков, скучная, далекая поверхность земли. Все прямое, без затей. Схематический рисунок.
Как относятся к земле космонавты, вернувшиеся из околоземного пространства? Шарик - маленький, но впечатляет. Несутся под брюхом станции океаны, континенты. Закручиваются спиральные облака. Вот закончилась Сибирь, а вот и Аляска мгновенно уплыла черт знает куда, чтобы вновь возникнуть через небольшой промежуток времени. В океанах киты, акулы и Марианская впадина. Но интересно ли, когда Африку проскакиваешь за пять минут? Миллиарды людей. И что? Кого-то видно из заоблачной выси? Сам космонавт обстоятельствами ставится на место. Возгордиться не дает невесомость. Вес играет немаловажную роль в статусе. Идет грузный господин. Надменно выпятил губу низкорослый наполеончик. В утробе станции, хоть ты толстый, хоть тонкий, все равно болтаешься, как г… в проруби. Кровь твоя может закипеть, а спать можешь, как упырь, устроившись на потолке. Космонавты должны быть космополитами. Увлечение краеведением для них нехарактерно. Земля с высоты десяти километров, на скорости почти в тысячу километров в час, для меня неинтересна. Люблю ступать по горячему песку босиком. Желаю оставлять след.
В журнале пишут про Кипр - его виды, беленькие гостиницы, смуглые люди и часы фирмы «Лонгин». Много жратвы. Толстые люди в белых колпаках жрут мясо. Стюардессы толкают дюралевые ящики по проходам. Еда. Раскрываем пакетики - все сухое, хрустящее, а гусиный паштет и джем в малюсеньких коробочках изумляют своим небольшим количеством. «Аэрофлот» в прошлом году кормил лучше. Была разогретая в упаковке гречневая каша, немного мяса, хлеб. «ВИМ авиа» вместо хлеба дает четыре соленых галетки. И. есть не стала, все отдала мне, снова задремала под пледом. А я грыз до конца. Металлические ящики повезли в обратную сторону, убрали мусор. Объявили: снижение.

Мелочь, но неприятно

Вроде, праздник, а тревожно. Уж больно опасная территория – ЖКХ. Плакат крайне неудачный. Копила лет двадцать российская семья по кирпичику на собственный маленький домик. Этот метод строительства опробовал еще пан Тыква из «Приключений Чиполлино» Джанни Родари. И вот две огромные ладони: одна символизирует долг по кредиту, другая – задолженность по коммунальным платежам. Хлоп – и нету домика. Даже мокрого места не останется. Ничего себе праздник.

Между прочим

Между прочим, становлюсь популярной фигурой в Новоюжном районе. Зовут на Восточный, на Чапаевский, на Южный, к «Шупашкару» и «Мега Моллу». Слушают трепетно, внимательно. А уж когда иду снимать на камеру имеющиеся в домах, по мнению жильцов, недостатки, окончательно становимся друзьями.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Администрация
города Чебоксары
УПРАВЛЕНИЕ АРХИТЕКТУРЫ И
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА

Управление архитектуры и градостроительства администрации города Чебоксары, Ваше обращение № 7-031 от 25.09.2015г. (вх. в адм. №12098 от 29.09.2015г.) по вопросу предполагаемого строительства капитального объекта, сообщает следующее.
В соответствии с Правилами землепользования и застройки Чебоксарского городского округа, утвержденными решениями Чебоксарского городского Собрания депутатов № 1683 от 14.07.2005 земельный участок с кадастровым номером 21:01:030401:214 площадью 924 кв. м в районе жилого дома № 36 по улице Ленинского Комсомола находится в зоне О-З (зона общественно-деловой активности вблизи транспортных магистралей) и Ж-1 (зона многоквартирных домов в 6-16 этажей).
В соответствии с генеральным планом Чебоксарского городского округа, утвержденным решением Чебоксарского городского Собрания де¬путатов от 23.12.2014 №1787, территория в районе жилого дома №36 по ул. Л. Комсомола, расположена в жилой зоне.
Collapse )