March 23rd, 2016

Крым. 2015. 7

Серая булка домодедовского здания, словно муравьями, изъедена пассажирами. Поток людей не остановим. Неведомая сила швыряет все новые волны улетающих-прилетающих сквозь лазы стеклянных проходов. Охрана в черном. Аппараты, просвечивающие сумки, узлы, рюкзаки, чемоданы. Резиновыми губами поклажа всасывается, а с другого бока выплевывается. Возле поклажи прохаживаются молодые люди со спаниелями. Собачки дохленькие, маленькие, но глазки блестят. Видно - псы принюхиваются: наркотики, взрывчатка. Почти не видно южан. Отсутствуют женщины, завернутые в глухие платья, платки. В прошлом году, в Шереметьево, шумели обильные россыпи смуглых ребятишек. В Домодедово смуглых немного. Публика европейского вида.
Внутри здание имеет мажорно-уравновешенную окраску. Бледно-желтые полы с черными квадратиками, бело-серые стены. Бесшумно взбегают на вторые-третьи этажи лифты в стеклянных шахтах. Упорно бегут вверх-вниз эскалаторы. На верхних этажах - высокие перила из толстого стекла. Фантастическая космическая тарелка посреди березовой рощи настолько велика, что даже при очень солидном стечении народа остается много свободных пустот.
Париж, аэропорт де Голля - меньше, теснее. Рим, аэровокзал да Винчи не идет ни в какое сравнение с Домодедово. Римская гавань, по сравнению с нашим сооружением, - строение провинциальное, дохленькое. Но и эта махина, осевшая на многочисленных стальных балках и перекрытиях, может рухнуть лет через сто от гула, топота многочисленного человеческого муравейника.
Направо от входа - длинные ряды регистрационных стоек. У «Аэрофлота» - свои, у «Трансаэро» - тоже. Подходы к стойкам перетянуты черными ремнями, закрепленными на особых стойках. В случае чего, черная лента втягивается в головную часть стойки. Просто. Удобно. В Шереметьево грохочущие машины, обертывающие чемоданы прозрачной пленкой, выставлены в видных местах. Дело прибыльное: обернул чемоданчик - 450 рублей. Многие заворачивают поклажу дома - так экономнее. Наше колесное чудо - новое. Решаем его не обертывать. В Домодедово упаковочные машины припрятаны в укромные уголки. Справа же периодически появляется толпа - прибывает из Москвы электропоезд.
Домодедово, молельный дом отечественного «среднего» класса: лавочники, мелкие спекулянты, буржуйчики, коммивояжеры, чиновники. Их жены, дети. Не жарко, но ветер египетских пустынь долетает и сюда. Пески Арабских Эмиратов ложатся невидимыми барханами на вокзальных просторах. Плещется море, сверкает вода заливов над стойками регистрации. В лавках торгуют дорогими часами, парфюмерией, стильными сумками. Нет столпотворения нищих забегаловок, как на Курском вокзале: никаких маечек с изображением Путина, кепочек, значочков, вымпелочков. Лотки с мороженым и слоеными пирожками отсутствуют.
Сильно влияние южных краев: обширный ресторан «Узбечка». Торговля элитным чаем. Индийские заведения. Многорукий бог Шива с головой слона классно слеплен из папье-маше. Мальчик-индус читает «Махабхарату», и грузный слон лег перед ним на брюхо. У индийской харчевни, на подиуме, выставлен черный «Мерседес». У радиатора разложен стульчик, приготовлен прожектор. Включаешь лампу - и чудо немецкого автопрома обливается соблазнительными бликами и деликатными искорками. Фотографируйся бесплатно, сев в матерчатое креслице.
Обхожу «Мерседес», но не любуюсь, а наполняю вопрос «Зачем это?» живым содержанием. Русский обыватель за эти сияющие железяки предал свое государство. Одно радует - мещанских соблазнов хватило на двадцать лет. И снова людям захотелось пожить в России, великом государстве. Либералы окончательно утратили влияние, визжат, обиженные, да сделать ничего не могут. Приятно. Их в семнадцатом году хватило на полгода - с февраля по октябрь. А нынче - телик, Интернет. Куролесят подольше.
В приятных чувствах сажусь в кресло возле германской легковушки. Наблюдаю за беспрерывным потоком пассажиров, снующих по желтому сияющему полу.

Мелочь, но неприятно

Мужик в Чебоксарах окончательно повывелся. Секцию карате вознамерилась возглавить женщина. Некая госпожа Курбаткина – она и есть Курбаткина. Надо же додуматься – назвать свои курсы хорошим словом «Мужество». А в качестве рекламы разместить некое маленькое злобное чудовище, которое, по замыслу создательницы, как раз воплощает это самое мужество.

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
Генеральная прокуратура Российской Федерации
Директору Федеральной службы судебных приставов - главному судебному приставу Российской Федерации Парфенчикову А.О.
Управление Федеральной службы судебных приставов по Чувашской Республике - Чувашии Иванову А.Ю.
Министерство экономического развития Российской Федерации


Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики Молякова Игоря Юрьевича

Обращение

В ходе депутатского приема ко мне с заявлением обратился гражданин Петров Сергей Юрьевич, индивидуальный предприниматель.
По его мнению, РОСП Ленинского района г. Чебоксары в отношении его бизнеса действует незаконно.
В связи с последними заявлениями Правительства Российской Федерации о защите малого бизнеса, особенно региональными органами власти, прошу провести тщательную проверку всех доводов Петрова С.Ю., приведен¬ных в заявлении и законности действий приставов.
Collapse )