February 26th, 2016

Питер. Май. 2015. 68

По дороге на станцию узнал, что расположено в здании бывшего Манежа, в котором испытывали автомат Федорова: Детская спортивная школа. Двор аккуратно заасфальтирован. Встав в круг, пинают мячик юноши в великолепных кроссовках неведомой фирмы.
Возле платформы купил мороженое, дешевое, за тридцать два рубля. Такой фруктовый рожок в Чебоксарах стоит двадцать рублей. Поджидаю электричку. Вечер свеж и тих. Размышляю о привыкании к масштабам. Бывают дикие нелепости. Сорок лет назад такое мороженое стоило семь копеек. Теперь - несколько десятков рублей. Но ведь ничего в этом стаканчике не поменялось, и выходит: самая меняющаяся вещь (сегодня самая серьезная) - деньги. Там, где присутствуют денежные метаморфозы, возможны невероятные надувательства. В вагоне два пьяненьких мужика. Один: «У меня две комнаты. Одна - ты знаешь, Петя, - на Ваське, был там, а еще на Охте». - «На Охте? - переспрашивает другой. - Там не был». Первый: «Ты не был, а и там - моя. Чуть было не продал. Она же Людкина. Помнишь Людку? Умерла. Перед смертью пили. Сообразил, говорю - пиши завещание. Она плакала, но написала. На следующий день нотариуса позвал. Она плохая была, зеленая, мучилась с похмелья. Выпить не давал. Заверим бумагу - дам».
Рассказчик начал громко всхлипывать. Попутчик: «Вова! Вова! Не надо!» Людкин сожитель: «Не про Людку плачу. Про Нинку, жену. Узнала о собутыльнице. Хотела Людку бить. А та и умерла. Будто ждали родственнички. Много. А я им заверенное завещание. Они обомлели. Нинка про обиду забыла. Гордится. Людкиному дядьке двоюродному - слышь? - заявила: «До свидания, дядя». И владелец комнаты на Охте резко перешел от слез к смеху. Смеялся противно, мелко, блестели не высохшие слезы на щеках: «А я Нинке, - продолжил правообладатель, - пошла вон, сука, чего радуешься? Тут человек любимый умер. Нинка, дура, не унимается, наскакивает, но комнаты ей не видать».
Попутчик: «Ну, и как, продавать будешь?» - «Еще чего! - собеседник с площадью насупился. - И ты под меня клинья не подбивай. Кризис. Цены падают, а ты лезешь. Умный?» Разговор перешел в склоку, дело могло дойти до драки, и охранников именно в этот момент не было. Пьяненькие услышали название остановки «Новый Петергоф» и вывалились на платформу. Электричка начала уползать, а два приятеля размахивали руками и один другого все-таки задел по лицу.
С Балтийского вокзала перебрался на Невский, и проспект оглушил автомобильным ревом, голосами, декоративными огоньками. Небо безоблачное, темно-синее, ближе к земле - красноватое. Если бы цвет сопровождался запахом, то освещенный Невский пах бы уксусом, луком, жареной свининой и крепким мужским одеколоном. Проспект сверкал и чадил. А между тем, я, в высоких чувствах, направлялся в Дом книги. В моду вошел Бибихин. Дугины набросились на покойного, мол, цирк какой-то, а не метафизика. Ничего не читал из модного мыслителя. Наметил толстый, синий Бибихинский том.
Книжные мысли отнюдь не способствовали адекватному восприятию кухонной суеты знаменитой улицы. На рекламных тумбах развешены фотографии фронтовиков военной поры. Жуликоватый режим черпает золотую жилу фронтового героизма в пакостных целях. Сообщается, что в Питере завершено строительство Триумфальной арки в честь Великой Победы, и 9-го мая состоится ее торжественное открытие. Деньги - народные. Собраны за полгода. Ни копейки из бюджета не востребовано. Памятное украшение получилось уродливым. Опоры расширяются книзу. Похоже, две толстые бабы склонили друг к другу головы, сплелись руками, а перегнуться в талии, из-за жира, не могут. Цвет темно-красный, бурый, словно у кровяной колбасы.
Перед Гостиным двором опять белые шатры. Надписи: «Мы любим Путина», «Путин - наш», «Клуб друзей Президента». Бойкая торговля бейсболками, майками, значками, косынками с заурядным лицом В.В. Подумалось: «Осталось еще штаны со скучным ликом придумать, чтоб на задних карманах - он, в черном, в очках, словно плейбой». В метро, на переходе к станции «Маяковская», пожилая женщина в длинной кофте здорово играет на флейте. Звук нежный, грустный, бессилен преодолеть слой воды и земли в десятки метров над головой. Бабка тянет за руку маленькую девочку. Говорит капризульке: «Не будешь меня слушать, будешь за подаяние в подземных переходах играть».

Мелочь, но неприятно

Долго сопротивлялся наступившей разрухе магазин различных хозяйственных приспособлений под названием «Дар-инструмент». Подразумевалось, что мастеровые мужички накупят классных инструментов и пойдут плотничать, слесарничать и забивать гвозди. Все хлебушко для семьи. Лет 15 назад много их по улицам суетилось – с сумочками, чемоданчиками, на скромных автомобилях отечественного производства. Но борьба оказалась неравной. Не видно сумочек, деловых чемоданчиков, исчез и простенький отечественный автомобиль. По улице 50 лет Октября, дом №18, беспощадное, агрессивное бухло «оттяпало» у делового магазина половину торговых площадей. Угадайте на раз: куда свернет мужичок – в «Дар-инструмент» или в рюмочную «Бристоль»?

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики пятого созыва
И.Ю. Молякову


МИНИСТЕРСТВО
ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации совместно с Росприроднадзором рассмотрело в рамках установленной компетенции Ваше обращение от 02.10.2014 № 2-94 по вопросу сброса неочищенных сточных вод в реку Аль вследствие ненадлежащего функционирования имеющихся очистных сооружений, расположенных в с. Янтиково Чувашской Республикой сообщает.
Collapse )