February 9th, 2016

Питер. Май. 2015. 55

Разные темы по-разному мысль разгоняют. Она бывает густа и медлительна. Но есть и мгновенный полет пустой дребедени. Быстрота глупости одолевает растянутую во времени тяжесть. А куда лить хоть жидкое, хоть густое? Во внешнем функционировании известно, куда отлить. Куда канализировать переваренные мысли (не говоря о чувствах и мечтах)? Подсознание. 30 рублей за сеанс. Великие Ассенизаторы - Юнг, Фрейд, Фромм. Парфюмерия нуждается в экскрементах. И тут мастера - чтоб из дерьма, да конфетку. Ялом, говорливые экстрасенсы, Гурджиев с Блаватской.
Гитлера посадили за «пивной путч» на пять лет, а через девять месяцев художник-акварелист (придумают же этакую амфибрехню!) выскочил на свободу с готовой монографией (и весьма немаленькой). Кто заплатил залог за мазилку - известно. Книжка называлась «Майн кампф» (заповедь-то новозаветная - вначале было слово). Идеология - вначале книга. Партия - так подайте манифест. Если ничего не написано - ничего не будет: ни жизни, ни смерти, ни войны, ни мира.
«Майн кампф» помогал «ваять» прибалт из Риги. Издавал Ганфштенгль. Умело используют порой продукцию мастерской «из дерьма конфетку». Возникают идеологии (теории, отработанные для простолюдинов). Лозунги. Призывы. Вожди. А спросишь, из чего все это? И (Войнович): «Из дерьма, Ваня, из дерьма» (солдат Иван Чонкин).
Люди, фиксирующие направления духовной деятельности, - простоваты. Мысль нужно «ловить» в движении. Движется она всегда, ибо бессмертна. Дали - мастер из живопырки под названием «из дерьма конфетку». Хороший профессионал, прекрасно знающий материал, хотя он весьма вонюч. Но и он лишь яркий всплеск (сравнимый по силе с «Майн кампф») фекального движения мыслительных потоков. Он ловец пиявок (Дуремар) в темном болоте жизни. А до него был гений - Иероним Босх, голландец, мелкий торговец и художник, величиной с Рафаэля, Боттичелли и Микеланджело (жили-то живописцы в одно время).
Эпоха Возрождения - не просто время да Винчи. Это промежуток духовного развития Босха-Рафаэля. Рафаэля без Босха быть не может. В Рафаэле можно найти босхианские начала и, наоборот. Джотто в «Поцелуе Иуды» изобразил не только красивого, мудрого и печального Иисуса, но и грязную свинью Иуду. Дети иуды (благодаря Джотто) вырвались, словно джин из бутылки, и давай куролесить. Что, собственно, можно сказать и о Христе. Чимабуэ первенство Христа доказывать не нужно. Джотто, явив ужас Иуды, втянул и Иисуса в низкий, нехороший процесс соперничества. Получилось худо (смотри «Пьету» Боттичелли). Худо до сих пор. Шествуют по миру Дали и Пикассо, Модильяни и Магритт. Классикой считаются вещи, в которых начала восходящие и нисходящие переплетаются столь тесно, что и сказать об артефакте нечего. И вот вердикт: истинно великое произведение - это такое творение, о котором и сказать нечего. Раздолье «бездельникам» мысли - литературным и художественным критикам.
Тоталитаризм - общественное устройство, при котором «сказать ничего нельзя». О, чудо - именно при тоталитаризме расцветает высокая филология, строгая литература, скрупулезная критика и весьма грамотные обзоры происходящего. Когда сказать ничего нельзя, расцветают исследования того, о чем и сказать-то нечего. Там оно великолепно. Джотто, Босх, Дали, Магритт и Алексей Октябринович (каково сочетание!) Балабанов.
От неслучившегося Дали направляюсь к Центральной городской библиотеке им. В.В. Маяковского. Выставка про Балабанова: «Перекрестки: литература - кино». Погода не подводит. Хорошо. Рдеет солнце по-северному, в борьбе с забродившей синевой небес. Ни облачка. Здания прекрасные оттого, что сложились из обломков лучей, падающих на землю в ходе небесно-солнечного противостояния. Может ли быть плох даже кусочек солнца? Никогда. Вот и понастроилось «солнечного» - дворцы да триумфальные арки. На перекрестке Садовой и Невского - одиночный пикет. Тощий мальчик в черной форме курсанта-суворовца. Погоны срезаны. Рубашка - белая. Черный галстучек и фуражка с красным околышем. На груди плакат: «Мне совершенно нечем заняться. Поэтому я пристаю к прохожим». Поганец, напустив на лицо серьезность, объясняет мужику с профессиональной видеокамерой, как его три дня держали в КПЗ. Неподалеку - двое омоновцев.

Мелочь, но неприятно

Лотерейки – для бедных. Последняя надежда идиота (плачу рубль – получаю миллион). Дело нечистое, порочное. И что придумали мерзкие манипуляторы человеческим горем, нищетой и страстями? Соблазняют купить билетик, используя святой подвиг ленинградцев в годы Великой Отечественной войны. Одним этим непотребством перечеркивают все усилия, предпринятые в год 70-летия Великой Победы.

Между прочим

Между прочим, Тамара Арсеньевна Манаева и я – в Янтиково. Видно, так дальше и будет: ответственные лица будут присутствовать на наших встречах с людьми, чутко улавливая каждое слово. Надо же перед начальством в Чебоксарах отчитаться! Глава района Ванерке говорил странное: мол, сотрудничайте с «Единой Россией»! Обещал познакомить единороссов с ситуацией с очистными сооружениями и «хитрой» газификацией, проведенной по улице Ленина.

Деловая переписка

Депутату Госсовета ЧР
И.Ю. Молякову


Кабинет Министров Чувашской Республики, рассмотрев обращение депутата Государственного Совета Чувашской Республики И.Ю. Молякова по вопросам внедрения электронных дневников, карточек, «паспортов безопасности учащихся» и введения учебных предметов и дисциплин «Основы прав» «Основы Православной культуры», «Закон Божий» в образовательных организациях Чувашской Республики, сообщает следующее.
Collapse )