February 6th, 2016

Старый

«Вот и все», - сказал печально
Старый книжник перед сном.
Темный угол свечкой сальной
Все высвечивал, а в нем
Молью битая хламида
И растрепанный колпак.
В нем он мается для вида,
Не здоровья для, а так.
Шепот цедится сквозь тряпки:
«Нету гениев, провал.
Музам дали в руки тяпки,
Глину мокрую в навал
Все натаскивают девы,
Грязь обильную гребут.
Эй, стихов служаки, где вы?
Музы стонут, не поют!»
Отчего не слышно песен?
Где поэтов вольный пир?
Видно, стал кружок их тесен,
Обратился в скучный клир.
В опустевшем храме ноют,
Доски склизлые скребут.
Под дверями волки воют,
Кости белые грызут.
Что за небыль, в чем загадка,
Может, в рваном колпаке?
Мудреца, что дремлет сладко
С свечкой скользкою в руке.
И не он ли сам бывалый
Гений, выбывший в тираж?
Ведь ходил в рубахе алой,
Знал и славу, и кураж.
Хищных тьма. Отбился вялый,
Скучен рифмою, не нов,
Тянет культею трехпалой
Музу сонную. Лилов
Нездоровый отблеск кожи,
Зыбь морщинистого лба,
В колпаке, с порочной рожей
Ухмыляется судьба.