February 5th, 2016

Питер. Май. 2015. 53

Исследование вопроса, за что Европа ненавидит евреев, увлекло. Алекс Тарн не высказывал предположения, что Россия - европейская страна. Франция, Германия, Испания, Голландия, Австрия - там, по мнению автора, гнездился тысячелетний антисемитизм.
Чай остыл. Четвертинка лимонного кружочка скукожилась. Заведение, судя по всему, приносит доход, и чай с четвертушечкой лимона раздражал суперприжимистостью. Алекс-семит евреев-ростовщиков выдвигал в первый ряд. Он ставил их рядом с учеными, музыкантами, лекарями, банкирами. Рабочих, крестьян, ремесленников в подборке Тарна не было. Ученые и менялы - корень культуры всех европейских стран. Этот корень европейские варвары (даже западных королей - галлов, вандалов, визиготов, норманнов, франков, аланов и кельтов - сравнивает с дикими кабанами, которые жрали желуди до прихода просвещенных евреев) постоянно «вырывали». Иудеи уходили от грязных замарашек, но затем вновь возвращались. Евреи жертвовали собою ради поддержки человеческого среди лесных людей. Их вновь громили, резали, насиловали. «А бежали-то вы куда, ребята, от грязных европейских варваров? Не к славянам ли? И сейчас, не Сибирь ли с Дальним Востоком желаете приспособить для проживания банкиров и музыкантов, врачей и поэтов? - перекатывал я в голове нудный вопрос. - Мы что, больничная палата, где страдальцы залечат свои раны и вновь отправляются на жертвенный подвиг в Европу и Америку? Почему бы маленький клочок пустыни на берегу соленой лужи под названием Мертвое море вам не сделать отстойником на долгом пути лишений и страданий? Может, оставят нас в покое знатоки древнего права и скрипачи? У них ведь есть собственное государство. Уж очень маленькие кусочки лимона кладут в чай поэты и медики!»
Дверцы кабака затрепыхались, как крылья бабочки, и в помещение ввалились двое: волосатый и бородатый: «Костя! - крикнул тот, что потолще, бармену. - Нам, как всегда, по маленькой!» Другой, длинный, в огромных кроссовках, дополнил: «Как всегда - это трижды по большой. Уж лучше сразу». Толстый: «Нет! Традиция. Начинаем по маленькой. Бабки же есть. И пельменей по полной!»
Свалились на украшенные резьбой стульчики, заерзали, скрип пошел резкий, густой, по всей забегаловке. Из-за бултыхающихся дверок испуганно глянула старуха из книжной лавки и тут же скрылась. Прибывшие принялись громко поздравлять друг друга с какой-то радостной денежной сделкой. Еще их воодушевляло положение, почему-то, Китая. Тощий: «Долго красными прикидывались. Финансы и экономику кто строил узкоглазым? Западные банкиры. Иначе бы доллару - каюк! Тогда и Штатам с их латиносами и ниггерами - каюк! Китаезы думали, что так и будет, а на самом деле…» «Погоди, - перебивал его толстый, - Штатам деваться некуда. Перекрывают маоистам либерального розлива венозную артерию, а нефть-то, а газ-то - с Ближнего Востока. Почти шестьдесят процентов. Малаккский пролив, Ормузский пролив перережут - ой, тяжко китаезам придется». «А нам, - решительно итожит длинный, - по х…» «Костя! - орет толстый. - Где пельмени? Где водка?»
«Ну вот, - думаю я, - еще одни теоретики насчет европейских корней и азиатских листьев», - и направляюсь в место для размышлений. Там, в низкой тесноте, стены расписаны сочными подсолнухами и петухами. Мягко журчит вода в покрытом ржавчиной унитазе. Горячей воды нет. Только холодная. И мыло отсутствует. Вместо туалетной бумаги аккуратной стопочкой уложены клочки независимой еврейской газеты. Вздохнув, использую сочинение Алекса Тарна. Вернувшись на место, допиваю чай. Дочитываю статью про Оскароносный фильм «Ида». Кино - черно-белое, сдержанное, классное. Там еврейская девушка все время спрашивает польского придурка, набивающегося в женихи: «А потом? А потом? А потом?» Девушка Ида просит польского крестьянина-убийцу откопать останки своей семьи. Косточки несет на старинное еврейское кладбище. Донесет ли?

Мелочь, но приятно

Важные мероприятия – и вокруг суетятся фотографы. Все люди как люди, но один меня удивляет – лицо интеллигентное, в очочках. Чистый выпускник-отличник гимназии №5. Этот молодой человек то вскочит на стул со своим фотоаппаратом, то встанет на колени, то чуть ли не пластается по полу. Якобы ищет нужный ракурс. Чего так старается? А тут наконец узнал, что и не фотограф это вовсе. Смотрю итоговую новостную программу чувашского телевидения. Обсуждают послание Главы республики. Все опрашиваемые в восторге. Но особо счастлив этот самый «прыгучий» фотомастер. А в титрах – его фамилия. Иванов, уполномоченный по делам предпринимателей нашей республики. Я так скажу: дела предпринимателей настолько печальны, что прыжками с фотоаппаратом вокруг сильных мира сего им уже не поможешь.

Деловая переписка

Депутату Госсовета ЧР
Молякову Игорю Юрьевичу


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Я ознакомился с Вашим обращением и изложенным в нем требованием об отмене закона о капремонте.
Перекос цен на размер взноса граждан на капитальный ремонт имущества в разных городах России вызывает недоумение и обеспокоенность депутатов фракции ЛДПР в Государственной Думе РФ. Мы считаем, что государство, как экономически более сильный субъект и как фактический гарант прав человека, должно взять на себя обязательство по обеспечению жилищных прав граждан, их права на комфортные условия проживания. ЛДПР выступила с законопроектом о плате за капремонт: по всей стране он должен стоить 1 рубль за квадратный метр в месяц, на Крайнем Севере — 2 рубля. И платить надо за оказанную услугу, а не за обещанную, причём, в совершенно необозримом будущем — лет через двадцать.
Collapse )