January 25th, 2016

Питер. Май. 2015. 44

Центральный зал музея воспроизводит рабочий кабинет Собчака. Мебель благородна, сделана на совесть в позапрошлом веке. Небольшой стол для совещаний, мраморный камин с огромным зеркалом. На камине большой фотопортрет бывшего хозяина в позолоченной рамке. Благородно потертое, темно-коричневое пианино. На стене полотно, изображающее в лубочном стиле Петра I на вздыбленном коне. Стол чистый, старый, обитый зеленым сукном. На сукне - стекло. Под ним - распечатка мероприятий на день. Запомнился прием в итальянском Консульстве.
Вопрос: когда человек работал при такой плотности визитов? Круглые часы, писчебумажный прибор. Тянуло Анатолия Александровича на русскую мебель в классическом стиле. Одни кресла, расставленные по углам, чего стоили! Рядом со столом глухой тяжеловесный шкаф. Стекла граненые, толстые. За дверцами книги. Хотелось бы кожи и потертого золота старых фолиантов. Вместо этого макулатура, издававшаяся миллионными тиражами в начале девяностых прошлого века: «Иного не дано» и прочее, в том же духе. На стенах черно-белые фотографии, на которых энергичный Собчак, в позе великого реформатора, стоит возле рабочего стола. Над ним знаменитый образ Ленина, которого народный художник Девятов изобразил идущим по Невской набережной.
В последнем зале, под стеклянными витринами, черные мантии, квадратные шапочки с кисточками и дипломы, свидетельствующие: питерский мэр почетный доктор ряда зарубежных университетов. В особом остеклении, знаменитый светло-серый, почти белый, пиджак, в котором Собчак принимал мэрское удостоверение. Здесь же, под стеклом, алая книжица: Мэрия Санкт-Петербурга, №001, выдано градоначальнику Собчаку.
Цветная фотография: старая тетка в шиньоне, медоточиво улыбаясь, вручает белопиджачному мэрину документ о том, что он - мэр. Россыпь значков, удостоверений, цветных ленточек. Фотография родителей. Отец Собчака в полувоенном френче.
Всего один снимок про деревню. На Собчаке странная рубашка, лицо стерто, толстые мужики. Старые женщины в белых платочках тянут к доктору юридических наук руки. Ресторан «Старая таможня». Дочке Ксюше - восемнадцать. Папа пляшет с дочурой в полуподвальном помещении с низкими потолками.
Годы восьмидесятые: автобус, мороз. На Анатолии, преподавателе ЛГУ, кроликовая шапка и толстое ватное пальто. Окна заиндевели. Рядом дочка Ксюша в цигейковой шапочке на резинке. Анатолий грустно смотрит на морозные узоры.
Площадь. Люди в плотных, глухих одеждах. Собчак, абсолютно советского вида, растерянно смотрит на мельтешащих людей. Любви во взгляде не наблюдается. Грустно ему. А здесь, в музее, за стеклом, подарок: переливающееся, как шкурка ящерицы, темно-зеленое кимоно.

Мелочь, но приятно

А как ждали нас в Канаше, уж как ждали. Ну, мы и дали! Тамара Арсеньевна Манаева разводила руки, чтобы наглядно показать, какие проблемы ждут и ее, и Молякова, и весь собравшийся народ. Я, наговорившийся, молчал и соглашался. Присутствующие вселили в нас бодрость. Юрий Валерьянович и Нина Андреевна сказали: «Пробьемся!»





Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


МИНИСТЕРСТВО
ТРАНСПОРТА И ДОРОЖНОГО ХОЗЯЙСТВА
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
(МИНТРАНС ЧУВАШИИ)

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Министерство транспорта и дорожного хозяйства Чувашской Республики на Ваше письмо от 9.12.2015 № 8-128 сообщает.
Часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция) содержит исчерпывающий перечень допустимых оснований законодательного ограничения прав и свобод: они могут быть ограничены федеральным законом, однако только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, Конституция четко обозначает единственную легитимную форму возможного ограничения прав и свобод - федеральный закон. Федеральный закон -закон, принимаемый федеральным парламентом по вопросам, отнесенным Конституцией к исключительной компетенции Российской Федерации, а также к совместной компетенции Российской Федерации и ее субъектов. Общим принципом, закрепляемым конституциями всех федеративных государств, является верховенство такого закона по отношению к законам субъекта Российской Федерации.
Collapse )