January 15th, 2016

Питер. Май. 2015. 38

Окна собчаковского капища выходят на Невский. В помещении - тишина. Гробница. Царство «протухших теней». Начинается с Юрочки Болдырева. Усатый красавец. Бунтарь и один из основателей «Яблока». В «вертикаль» встроился один из трех - Лукин. Друзья Явлинского - глухой дедушка Ковалев, шипящий из болотной тины: патриотизм есть худшая форма физического нездоровья. Ветшающему Грише одно место - рядом с Алексеевыми, Пономаревыми, Борщевыми. «Всплыть» не удается. Ковалевы, призывающие сделать единым кандидатом от оголтелых либералов Гришу, как камни, тянут в политическое небытие. Вяло «бултыхаются» люди типа Касьянова. Надеются на поддержку американцев.
Юрочка Болдырев попал ненадолго в аудиторы Счетной палаты. Оттуда его попросили. Надо определяться: если ты левый и патриот, то какой же из тебя чиновник? Покажи, что ты за левый. У Зюганова все места заняты. У «патриотов» все дырочки забиты. Юрочка, молодой, привык работать на «образ». Таких много - Лимонов, Делягин, Милов, Хазин, Проханов и т.д. Все за народ. Но в организации не вступают. Изображают одиночек-мудрецов. Раствориться среди товарищей по борьбе не желают. Боятся за свою «товарную» ценность.
Газета «Советская Россия». Издание дает высказаться себялюбцам с лево-патриотической «нивы». Кургинян - был, Баранова-Гонченко - была, Бушин- присутствовал, Кара-Мурза - поучал. Мухина с его «Дуэлью» не «привечали». Борьба за выживание наиболее остра между представителями одного вида. Но у них есть «ресурс радости», искупающий все материальные и бытовые невзгоды. Есть возможность наслаждаться критикой и нравиться части населения.
«Левые» становились губернаторами «красного пояса». Что стало с курским Михайловым? Кто такой Потомский? «Батька» Кондратенко кого оставил в наследники? Представителя фракции КПРФ, Ткачева. В кого превратился «дублер» Зюганова на президентских выборах, Тулеев? Мне тяжело лицезреть этого политика. Строев? Рыбкин? Селезнев? Умалатова? «Рабочий человек» Шандыбин? Как правило, все заканчивалось (как у Рыжкова) креслом сенатора, собственной партийкой или фирмочкой.
Подберезкина кто помнит? А бывшего прокурора Илюхина? Скуратова? Энергичный Болдырев, искупавшийся в трех «политических водах», оказался на страницах «народной газеты». Человек умный (представляю, как к нему относится член редколлегии Фролов), уже год обзывает акционеров «Юкоса» ворами и требует вести непримиримую борьбу против западной судебной системы, что наказало «дурных» россиян пятидесятимиллиардным долгом.
Проблема не в хитроумном Ходорковском и его волчатах, а в глупости русского (и иного многонационального) обывателя (машина, квартира, дача - мое). Хазины и Делягины, играющие в «независимых» экспертов, те же обыватели. Умнее остальных и, в силу этого, гуляющие по политическим пастбищам: «Паситесь, мирные народы!»
В «музее Собчака» Болдырева не меньше, чем Путина. Вот, в метель, у Александрийского столпа, друзья - Болдырев и Собчак - митингуют, окруженные толпой восторженных идиотов. Болдырев выступает в рабочем коллективе. Депутат. А вот - «кубло» (как у Дудинцева): Собчак, Афанасьев, Болдырев, Старовойтова, Ельцин - межрегиональная депутатская группа. Травкин. Бэллочка Куркова с глазами обезумевшей от книжек библиотекарши. Старовойтова навалилась грудью на «прораба» Яковлева. Странички провокационного «Огонька» Коротича. Гранин с «Зубром» и избранные произведения Бухарина (Политиздат).

Мелочь, но неприятно

В Госсовете передали пакетик. Красотка и депутат Аршинова прислала два пряника: огненную обезьянку и снежинку. Сногсшибательная эффектность Аршиновой пугает. А еще – несвойственный мне образ мысли. Спрашиваю девушку: «Что читаешь?» А она: «Атлант расправил плечи» американки Айн Рэнд». Я-то на ночь русские народные сказки читаю. И вот эти странные пряники. Всплыла в памяти незабвенная Виктория Нуланд, штатовская чиновница, кормившая на майдане здоровых мужиков печенюжками. И аршиновские прянички очень мне напомнили эти самые печенюжки. А чего удивляться-то? Девушка Аршинова американскими писательницами увлекается. Вот и итог: сознательное или бессознательное копирование поведения. Распечатал прянички: оказались жестче камня. Снежинку кое-как сгрыз, а обезьянку пришлось выбросить. С такими вот «печенюжками» особо ценишь дары депутата Бадаевой. Ее баранки - не печенюжки самозванки-американки.