January 14th, 2016

Питер. Май. 2015. 37

Популярны исторические реконструкции. В настоящих конфликтах участвовать страшно, а «вкус жизни» надо подпитывать. Играют в участников потрясений, случившихся ранее (все понарошку). Шьют военную форму. Палят из пушечек. Занятие недешевое. Развеивают сытую скуку. «Офисный планктон». Заматерел в халявном благополучии. В Чебоксарах «реконструкторов» мало. Есть «пейнтбольщики». Что-то от полового извращения. Здоровые мужики и - ряженые. Словно тайком облачаются в женские платья. В мыслях - то же. Постигают не то, что реально произошло, а что могло бы быть.
Сталин проиграл, Гитлер выиграл. Наполеон набил морду поганым англичанам, заключив союз с Россией. Русские гвардейцы взяли Константинополь. Казаки Павла I дошли до Индии, а сам Павел повесил заговорщиков и остался жив.
Помещение, в которое попал, являло порочное историческое «переодевание». Будто Собчак и его свора не скурвились, а одержали победу. «Музей Собчака» повествует об исторической удаче - Собчаки охочи до «сладостей». То, что сделал «бухарский» Анатолий, - страшно. Стоявшие за ним враги шепнули: объевшиеся белены ленинградцы в опьянении пребудут недолго, очнутся. Рушь опоры. Ленинград должен исчезнуть. Петроград, Петербург, Санкт-Петербург - что угодно, только не город Ленина. В сорок первом не взяли, так сейчас, запустив сластолюбивого черта, дело сделаем. Собчака в «белых ботинках» хватило на четыре года. Двое остались из собчаковской камарильи: Путин да Чубайс. И чуть-чуть – Медведев. Если бы был не гниловатый юрист, а волевой негодяй, который взялся бы «корежить» город Ленина всерьез? Если бы был не глупый прохиндей, а умный враг?
Музейная экспозиция из шести залов. В каждом - похвальба и тщеславие. Чувствуется рука «дамы в тюрбане» - Нарусовой. Более вредную для памяти юриста и танцора выставку невозможно представить. Подумалось: «Хорошо, что музей «идиота», делался «дураками» и порочит «недоумков», что на миг воссели на троне». Пусть позорище останется на века, в назидание потомкам.
В первом зале - белый камин и зеркало. Все тут. Их «идеология» наглядна. Весна восемьдесят девятого. Время обмана народа. Народу история (как и женщина) не прощает минуты слабости. Народец-то слабину дал. Расслабился, как пьяная тетка. Его и «имели». «Имеют» до сих пор. Восемьдесят девятый - народ оголил тайные местечки, бесстыже распялился в низменных желаниях (будем жить, как на Западе, вот только рынок пустите к нам в штаны). Тут и добрались до причинных мест. Внушили: Брежнев, Андропов, Черненко - клоуны, неумехи.
Очереди. Талоны. Водки стакан спокойно не выпить. Нужны перемены. Новые лидеры. Горбачев - сначала не хотел капитализма (чего он на самом деле хотел, теперь ясно). Перестройка. Гласность. Новое мышление. Наш «Майдан» случился тогда. Всплыл «мусор» - суетливые, лихорадочные «жуки-плавунцы». Сахаров, Лихачев, Старовойтова, Герой Соцтруда Травкин, Афанасьев, Попов, Собчак. Рыбешка помельче - Федоровы, Шахраи, Бурбулисы.
Сахаров, ополоумев, шелестел: «6-я статья в Конституции СССР отменяется». Федоров подхватил. «Практическая» часть в межрегиональной депутатской группе доверена ему. Дубовый властолюбец Ельцин. Везение: Сахаров (Собчак называл его «Героем нашего времени») покинул сей мир в декабре восемьдесят девятого.

Мелочь, но неприятно

Близится к завершению деятельность фирмачей из обувной конторы «Джулия Новарс». Не помог ни Яков Ухсай, светлый образ которого несколько лет невольно участвовал в поддержании фирмы на плаву, ни поп-дива Валерия. Вот-вот и исчезнет зарубежная лавка под названием «Лебек». Тут в невольных помощниках фигурировала добрая память о режиссере Маркове. И то верно – морозы. Валенки и «прощайки» - писк сезона.



Между прочим

Между прочим, давненько пресс-служба горадминистрации не выдавала фотоотчетов. Зима, морозы, а в городских «окнах РОСТА» все резвились детишки средь листвы. Но обновление наступило. В правом верхнем углу, где обычно помещается фотография главы Чувашской Республики, - странное существо, вполне в духе современных дискуссий по половому вопросу. Да еще депутат Черкесов присутствует – лицо доброе, и руки широко развел. Будто бы обещает окружившим его девушкам: будет вам от меня на Новый год вот такой подарок. Но позже.