December 30th, 2015

Питер. Май. 2015. 28

Стена «разрывается» высокими железными воротами. Ровный проем открывает внутреннее пространство двора, покрытого веселой травкой. Напротив проема удобный спуск к Неве. Песок и валуны. Охватывает желание исполнить традиционные майские купания не в Фонтанке или Мойке, а здесь, на границе с Ладогой. Решаем и перекусить. Но - позднее.
Обходим угловую башню без крыши, и тут случается чудо. Композиторы, писавшие музыку для великого инструмента, завершали сочинение мощным аккордом. Орган вибрирует. Трубы гонят воздух, усиливая звуковой вопль и приводя его к мелодическому согласию. Рев космический. Подавляет животные осколки человечков, и им звуковое насилие нравится. Орган - инструмент, при помощи которого можно отразить чуждую красоту природы, что так беспрекословно вторгается в наш мозг и душу.
Открылось бескрайнее, бурное озеро. Солнце восторженно сияло, высветляя небо для торжественного марша богов. Облака, раскудрявившись сверху, словно по линейке, нависли над голубыми водами снизу. С краев горизонта слой их был невелик, а в центре небесной арены собирались в неприступную светящуюся гору. Это была вершина «аккорда», которым врывалась в пейзаж стихия.
Под стеной было тихо, ни ветерка. Это «корма» «крейсера, который представлял собой Крепкий Орешек. Люди скидывали куртки, щебетали неугомонные дети. Я, словно паломник из дальних мест, достигший Афона, стянул с головы шерстяную шапочку, вытер раскрасневшееся лицо и, в тупом восторге, воззрился на грандиозную панораму. Тут же скакали брачующиеся. Девица в фате пыталась танцевать, повизгивая, вскрикивая: «Хорошо, Андрюша, как хорошо!» Новоиспеченный муж сказал свидетелю в черном: «Давай!» Свидетельница передала парню рюкзак. Он чиркнул молнией, резко выхватил из внутренностей белое полотнище. Встряхнул, развернул. Затрепетал Андреевский флаг с голубым крестом. Муж с кольцом в ухе вытянулся в струнку. Свидетель - рядом. И оба: «Слава Российскому флоту! Ура, ура, ура-а-а-а!» Говорю брату: «Пойдем скорее. Ненормальные какие-то».
Пошли мимо низенькой калитки, из которой валил на зеленую площадку народ. М. спрашивает у выходящих: «Что там?» Они: «Цитадель». Тащу брата дальше, к следующей башне, идеально круглой, под уютной остроконечной крышей. Из-за угла бьет в лицо ветер. Две черные ели тревожно колышутся, ветви трутся, шипят, словно прибой перетирает мелкие камешки. Памятный знак: здесь казнили революционеров. Бесконечный ряд фамилий. Саша Ульянов среди них. Чуть ниже обелиска - круглая бетонная площадка. В середине - стальная станина. Орудие, которое раньше было установлено на площадке, обладало большими размерами. Впрочем, все болты, гайки на месте. Пушку можно быстро поставить на место. Нельзя же врагу позволить испоганить место, где казнили героев-революционеров. Не было бы их - не было бы и великого Советского государства.
Некоторые мудрецы привязывают ход истории к смене поколений (Теодор Шанин). Но внутри монолита поколения - трещины. Разве художники-передвижники не прогрессивны? Репин ближе к Желябову, чем к Победоносцеву. Горький на том «поле», где Толстой, а не Иоанн Кронштадтский. Грызлись между собой представители реакционного клана! И все действовали в один срок. У любого крупного представителя поколения, наталкиваемся на внутренние конфликты.
Владимир Ульянов напитал душу двумя сильнейшими потрясениями, что двигали вперед титана: смерть отца, казнь глубоко любимого брата. Илья Николаевич с годами обретал серьезную тайную грусть - церковноприходские школы (так было нужно режиму) вытесняли светские учебные заведения. Он же силы положил не для выгоды попов, а на пользу прогресса. Володя - чуткий, умный мальчик - этот надлом в отце чувствовал. Смерть его - сбывшееся ужасное предчувствие. Отец верил, что мирным путем можно направить тупой мерзкий режим. И - умер, надорвавшись. Народу лучше не стало. Погиб брат - чистый, честный юноша. Казнили его здесь, средь этих стен. Он верил, что личный жертвенный героизм (уничтожение особо отъявленных мерзавцев). Погиб на эшафоте. Стало хуже. Безнадежный путь. Отец и брат жили и боролись до катастрофы. Сломились, так и не приспособившись. Личные трагические противоречия - кровеносные капилляры любого исторического движения (или застоя).

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Генеральная прокуратура Российской Федерации

В соответствии с п. 3.2 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 № 45, Ваше обращение и копия статьи из интернет-издания «Правда ПФО» от 17.11.2015 «Минсельхоз Чувашии ответит перед УФАС за прежнего министра и незаконные субсидии» направлены прокурору Чувашской Республики для проведения соответствующей проверки.
О результатах рассмотрения Вам сообщат.

Прокурор управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции
Л.В. Шмакова
Collapse )