December 28th, 2015

Питер. Май. 2015. 26

Кораблик подрагивает. Может, металлическое суденышко одушевлено? Мощная крепость и сам остров треугольный, острый угол вытянут от Ладоги к Питеру. Словно громоздкий линкор с круглой башней и алой крышей на носу гиганта. Еще немного - и чудище раздавит наше суденышко.
На палубе притихли. Странная женщина в очках, ветровке и желтых кроссовках вжалась в деревянное сиденье. Сбоку к ней прилепился мальчик лет десяти. Тихим голосом говорит: «Мама! Крепость была маленькая, а вдруг стала огромной и движется на нас». Мать - из-под капюшона: «Это не крепость едет, это мы плывем ей навстречу». Мальчик: «Зачем?» Желтоногая: «Господи, сама не знаю, чего поперлись».
Меня трогает за затылок легкий озноб. Крепость ожила. М. уставился на каменную бочку передовой башни, замер, вцепившись руками в поручень. Я: «Громада какая! У меня даже мурашки от затылка к спине». М.: «История оживает. На нас движется. Россия отталкивается от того, что движется, а не от застывших идеалов. У римлян: мой дом - моя крепость. Не наше. Тот же Рим: империя - государство солдат. Вот - наше. И - крепость. Хороши наши истребители, пушки, танки. Оттого, что жива крепость-то. Смотри!»
В трюме кораблика взрывы хохота, стук, пронзительные выкрики: «Внимание! Скоро причаливаем!» Медленно, одолевая мощное течение, идем вдоль стены с бойницами. Подходим к пристани. С нижней палубы вываливает возбужденная молодежь. Здоровая девица - черноволоса, румяна - оказалась в пышном подвенечном платье, в белой фате. Когда загружались на корабль, свежая супружница была в плаще и накидке. Мы и не заметили, что имеем дело с брачующимися. Плащ снят, накидка сдернута. И вот, пожалуйста - не девушка, а белый цветок, который сегодня будет сорван. А вот и жених - толстый, противный. Короткие черные волосы напомажены, вздернуты вверх сосульками. В ушах - серьги. Влажные розовые губы. Они открываются - крик: «Ура! Я женился!» Коричневый приталенный пиджачок. По нынешней моде смешной тряпочный обрывок. Внушительный зад. Голубые джинсы в гармошку. Длинноносые желтые ботинки. Свидетели: полная старая девушка с модным рюкзачком (к кармашку пришпилен розовый зайка), высокий юноша в черном. Пьют шампанское из горла.
У схода на остров - будка и трое охранников в черном. Фуражки у дядек - восьмиклинки, как у американских полицейских. Охранник говорит брачующимся: «А вот я вас сейчас! Не орать! За распитие спиртных напитков в общественных местах - штраф. А тут - музей». Жених, превратившийся в мужа: «Ясно. Кончаем», - и присосался к бутылке. Так и выдул все. Весело - вертухаю: «Пусто, видишь? Больше нету», - и швырнул бутылку в урну.
А между тем, вход на остров стоит восемьдесят рублей. Брат трясет удостоверениями. Не помогает. Выкладываем триста шестьдесят. Выходит - тысяча рублей на двоих за прикосновение к воинскому подвигу. Решаем сначала обойти крепость вдоль стены, а уж потом осмотреть все изнутри.
Перед пристанью - квадратная башня. Ров. Мост на цепях. Квадратные ворота. Коридор за воротами загнут буквой «Г». Одолеешь железную решетку, а тут тебе - стена. От квадратной башни идем к самой большой, круглой, башне. В ней - узкие бойницы. В том числе у самой земли, но у земли все забрано толстыми решетками. Стоим словно на носу огромного судна. Со стороны реки стена ровная, но потом облицовка заканчивается. Открываются внутренности укрепления. Мощные валуны, скрепленные бетоном. Словно пчелиные соты вывалены на солнце. Камни влажные и блестят. За нами по тропинке осторожно пробирается женщина в желтых кроссовках с боязливым сынком.

Мелочь, а неприятно

По центральному телевидению критиковали Чебоксары. Купили высокую елку, стоит 6 с половиной млн. рублей. А денег-то нет! Елка за миллионы, Ладыков с корпоративами. Некрасиво как-то.
Есть и политический момент. Перед горадминистрацией взгромоздили чуть ли не самую высокую в России рождественскую ель, а что под окнами у Моторина и Игнатьева? Так, мелочевка. Это что, намек: чьи в лесу шишки? И уж совсем нехорошо, с президентской-то елочкой! В прошлом году Костя Ишутов обратил мое внимание на следующий факт: с той стороны, что обращена к центральному входу в президентский корпус, развесили серебряные шары. А с той стороны, что обращена к заливу, пусто, ни одного шарика. В этом году то же самое, да еще хуже: синтетическую игрушку снабдили легко узнаваемой рекламой фирмы «Мегафон».







Деловая переписка

Государственный Совет Чувашской Республики

В соответствии со статьей 62 Регламента Государственного Совета Чувашской Республики, утвержденного постановлением Государственного Совета Чувашской Республики от 15.03.2012 № 63, депутат Моляков И.Ю. в порядке законодательной инициативны вносит в Государственный Совет Чувашской Республики таблицу поправок к проекту закона Чувашской Республики «О ветеранах труда Чувашской Республики».
Collapse )