December 21st, 2015

Питер. Май. 2015. 21

Шоссе отличное. Автобус мчит резво, и бегущие стволы елей подбираются к самой обочине. Мельтешение деревьев было бы занятным, если бы серые тучи не навалились да солнце не скрылось. В лобовое стекло брызнула мягкая взвесь дождичка. Но настроение нормальное - объедаться красотами природы нельзя, как и пирожными. Плох ли ржаной хлебушек плаксивых тучек?
Цена билетов до Петрокрепости - 80 рублей! За шестьдесят километров пути! Разве не приятно? Над шоссе кружат мужики: за спиной ранцы с пропеллерами, над головами цветные угловатые парашюты. Слышен зудящий звук работающих моторов. Дельтапланеристы (или моторизованные парашютисты) медленно разворачиваются над шоссе, идут против потока машин, разворачиваются. Хорошо видно - неуклюжие устройства летят раза в два быстрее нашего автобуса.
Едем чуть больше часа. Слева открывается узкий канал, полный черной воды. За каналом - длиннющий корпус из старинного бордового кирпича. Остановка. Надпись: «Ситценабивная фабрика Лимана». Следующая остановка: «Фабричный остров». На острове - внушительные цеха, огромные грузовые краны. Предприятие работает. Слышен лязг железа, и краны размахивают, вращаясь, своими руками-стрелами.
Едем по Красному проспекту. Дома позапрошлого века, двухэтажные. Выезжаем на Красную площадь. Время - полдень. М. спрашивает у водителя, когда последний рейс на Питер. Узнаем, что автобус отойдет в десять вечера, и наполняемся особым чувством заинтересованной праздности - многое нужно увидеть, но время есть для неторопливого ознакомления с достопримечательностями.
Город как маленький Питер - гранит, набережные, каналы. Говорю М.: «Всюду шлюзы. Помнишь, один такой проезжали перед ситценабивной фабрикой?» Справа от площади, вдоль взятого в гранит канала, длинный бульвар. Старые деревья очень высоки, но листочки на ветвях хорошо заметны. Слева сразу три церкви. В кучку. Самая крупная постройка в стиле русского барокко. Здоровенное здание возведено в середине восемнадцатого века. Рядышком церковь поменьше, с голубой луковкой-маковкой, и - великолепное строение бело-красного цвета с обширным куполом коринфского ордера. Переходим улицу, оказываемся посреди церквей. Заборы, строительный мусор. Идет реставрация центрального (того, что в стиле русского барокко) храма. Храм весьма велик, основательно облуплен, четырехугольная колокольня наполовину снесена. М.: «А колокольня-то - внушительная была. Метров на шестьдесят!» На доске надпись: «Благовещенский собор».
Здание с коринфским ордером уже привели в нормальное состояние. На стене крупная табличка: памятник архитектуры. Архитектор Ершов. Часовня Казанского образа Божией матери. Я: «Смотри, М. - и здесь Казань, на краю России». Часовня красиво отражается красными стенами в черных водах канала. Ну, а маленькая, с синей главкой (и уже действует!), Никольская церковь. На памятной табличке названа отчего-то «теплой» церковью. Внутри «теплой» церкви весьма прохладно, пусто, женщина в черном соскребает воск со свечных подставок. Посидели внутри. Замерзнув, вышли на улицу. Дождь усилился, и М. достал шерстяную шапочку, припасенную для меня матерью. М.: «Ты в шапчонке похож на Балабанова». Говорю М.: «Вон таксисты. Иди, спроси, что тут где. Пусть покажут дорогу на пристань».
Пока брат общался (и довольно долго) с шоферами, отправился вглубь аллеи, что пролегла вдоль бесконечно длинного, идеально прямого канала. Присел на край мокрой лавочки, задумался. Место странное: много воды. Ощущение чего-то огромного, быстрого, что люди, как могли, заковали в гранит. Уж больно много здесь камня. А когда поблизости неспокойная стихия, то люди становятся строже, уходят от дерева в сторону камня, обожженной глины, мрамора. Пусть тяжело все это в обработке, зато на века - не смоет, не сдует. Ощущение, словно в Крыму, на высокой горе. Только там - желтый цвет и сухо. Здесь все серое и влажное.

Мелочь, а приятно

В Чебоксарах, на Ленинского Комсомола, в отличие от цивилян, жители кипят желанием не допустить уплотнительной застройки. Снова потребовали от Юры Шакеева подать документы на проведение пикетов по городу.

Деловая переписка

Прокуратура Цивильского района Чувашской Республики
Государственная жилищная инспекция Чувашской Республики
Администрация Цивильского городского поселения
Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики


Обращение

В ходе встречи с избирателями г. Цивильск мне были заданы следующие вопросы. Жители ул. Куйбышева (1а, кв.22), ул. П. Иванова, (д.9/а, все общежитие) ул. Казанское шос¬се (д.7), ул. Гагарина (д. 16а) недоумевают резко возросшим ОДН по оплате за электроэнер¬гию, в среднем в 2 раза. Например, на ул. Гагарина 16а за прошлый месяц (ноябрь 2015) жители оплатили за ОДН более 80 руб., на ул. П. Иванова плата за ОДН составляла 62 руб., а подскочило до 362 руб. Судя по рассказам избирателей, такое резкое повышение ОДН за горячую воду и электроэнергию наблюдается по всему Цивильску. Жители задают вопрос: почему так произошло? И законно ли это?
Collapse )