December 20th, 2015

Заметки на ходу (часть 191)

Таких вещей Татьяна Михайловна мне не говорила. Она учила меня языку музыки, но о том, зачем он существует, не рассказывала. О настоящих музыкантах, как о смелых людях, мог сказать только мужчина-музыкант. Юрий Владимирович. Явил редкую честность со стороны постороннего человека. Он сказал – я средний, а местами и плохой музыкант. Боюсь океана музыки. Дело это неисследованное, огромное, но мы, педагоги, приучаем вас к огромному, к тому, что никогда не будет исчерпано, у чего не будет конца.
Collapse )