November 29th, 2015

Заметки на ходу (часть 188)

С Татьяной Михайловной не согласен до сих пор. Наивысшей силы музыка достигает при исполнении на органе. Сотни голосов, прокатываясь по сотням труб, выливаются в один мощный рык. Знаешь, что и труб, и голосов – сотни, а на выходе единое звучание. Это многоголосие замыкается на ручных и ножных клавишах, а органист ерзает на органной лавке, успевая через клавиши перехватить рвущуюся изнутри мощь (особенно мужественно эту «ловлю» демонстрирует маленький ростом Гарри Гродберг, наблюдал это на его концертах). Если бы я не знал, что идет игра на органе, то женские телодвижения при игре на этом инструменте выглядели бы и вовсе неприлично. В этих движениях было бы что-то порнографическое. Лисицина, в черном с блестками платье, в этой роли особенно хороша.
Collapse )