November 24th, 2015

Питер. Май. 2015. 1

Белые облака и солнце. Не выспался. Автоматически сую в рюкзачок помидорку, вареное яйцо, соль, хлеб. Всовываю в боковой карман билеты, паспорт, удостоверение. Особой радости от предстоящего общения с родным городом нет. Еще зимой все распланировано: Генеральный штаб (новые помещения Эрмитажа), Приоратский дворец, Шлиссельбург. Ох, уж эта крепость, до которой не могу добраться не первый год. И вездесущая зараза - камера. Все придется снимать. Большой труд. Чирк-чирк объективом, туда-сюда. Проходит час, а ты уже выдохся. Мозг анализирует: это нужно снять, а вот этого - не нужно.
Сую соль в рюкзак, думаю, как снимать Шлиссельбург. Работа индивидуального освоения началась. Почему нельзя позволить себе болтаться по берегу Ладожского озера, высматривая причудливые нагромождения облаков? На мозг давит И. Сама не захотела ехать и сама же теперь ворчит. Мол, бездельник. Объяснять, что еду на главную работу, - бессмысленно. Река сознания кружит меж серых камней быта. Откуда она берет начало? Вероятно, ручеек самосознания бежит от самого большого камня жизни - от первой неправды. Изначальная ложь присуща всему нашему существованию, ибо стремится оно к смерти. А зло - лукаво. И смерть - лжива, порочна. Ничего нет порочней разложения. Вот я все фиксирую на камеру. В моих телезаписях - музеи, дворцы, замки. У большинства - пресловутые «селфи». Копят в памяти, для памяти. Про запас. Известно, чем больше помнишь, тем ближе кончина.
По телику рассуждают на тему: «Дети и наркотики». Некто лысый убеждает: электронные игры - наркотик. И. чувствует себя неважно. У нее болит голова, и провожать меня она не выходит. Беру такси. У паровоза ждет брат О. Привез портрет племянницы, который другой брат, М., подарил среднему на день рождения подростка. Портрет требуют на выставку, и М. просит брата переслать работу.
Полотно большое. Засовываем его на третью полку. Соседи - молодой парнишка и две девчонки. Парень тут же заказывает себе два стакана чаю с лимоном. Раскладывает на столике не решенный японский сканворд. Что-то отмечает в журнальчике крестиками. Разложился широко, как князь, неспешно пьет чай. А куда положить мои странички, которые намерен прочесть в дороге? Деликатно отодвигаю хозяйство пацана на полстола. Парнишка отрывается от чая, зло смотрит на меня. Захлопывает журнальчик. Резко подтягивается и взлетает на верхнюю полку. Там тычет пальцами в электронную дощечку, настраивает игрушку на трансляцию футбольного матча.
Возбужденно лопочет Губерниев. Ревут трибуны. Девушки раскладывают на освободившейся половинке сухарики, какую-то капустку. Стаканы с недопитым чаем сдвигают к окну. Одна неожиданно вскрикивает: «О-па! Смотри-ка, розетка!» Начинают заряжать свои широкие, как лапти, сотовые. Лепечут, будто стрекочут. Одна: «Книжка классная! 10 идей: как использовать иррациональность клиента для роста прибыли фирмы». Другая: «А я читала. Уже использую в работе».
Угрюмо макаю помидор в соль. Читаю письма Толоконниковой о безобразиях в Мордовской женской колонии. Как не быть тюрьмам в Мордовии, если сначала - Шлиссельбург, а потом и Кресты в любимом городе! Когда стемнело, и в вагоне замученные дети начали плакать, расстилаю постель, накрываю голову подушкой. Засыпаю.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич !
Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение по вопросу деятельности ООО «Экологическая медицина».
Проверкой установлено, что вышеуказанное юридическое лицо имеет централизованный участок для обеззараживания медицинских отходов, который размещен в нежилом помещении по адресу: г.Чебоксары ул. Университетская, 24. Пользование помещением осуществляется на основании догово¬ра аренды от 26.11.2013, заключенного с БУ ЧР «Больница скорой медицин¬ской помощи». В ходе проверки нарушений законодательства, связанного с исполнением договора, не установлено, задолженность по арендной плате отсутствует.
Collapse )