November 11th, 2015

Москва. Февраль. 2015. 21

В столовке девица жрет салатик, помешивает кофе и что-то выискивает в ноутбуке. По стенам бурчат плазменные телики - Байкал гниет, - вещают на РБК. Частные армии множатся - прибыльный бизнес, а мещане, радующиеся супермаркетам, радуются зря. До тридцати процентов всей молочной продукции не из молока, а из пальмового жмыха. Надавят из него технического масла, насыплют химии - и в сыр, в творог, в детские питательные смеси.
М. плохо. Коньяку было немного, да, видно, и он из пальмового масла. Густо пахнет жареной яичницей, а М. как раз взял ее себе на завтрак. Бледный, никак не может приступить к еде. Сидит мрачный, шепчет: «Хотел поесть до отвала. Мутит. Вот невезуха!» Услышав про отбросы, которыми кормят российское население, увидев дуру с ноутбуком, выходит из себя. На лице - мука. Мысли соответствующие: «Добрые мы, - клокочет М., - говорим: не путать фашистов с немецким народом. Как не путать! Вот частные армии, наемные убийцы - они ведь не миллиардеры, не дворяне. Парни городских окраин. Самый что ни на есть народ. И не народ ли трусливо уверяет себя, что ему втюхивают настоящую сметану. Ведь знают - дерьмо. Но - полки забиты. Дефицита нет. Быдло скоро начнут кормить пенопластом с ароматизаторами. Будут жрать. Лишь бы не тронули. За это - землю жрать буду. Друзей ближайших продам. Мать родную брошу. А мы кокетничаем, положив десятки миллионов людей. Гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий или американский остается. Чушь! В Квебеке, в сорок четвертом, инвалид Рузвельт сказал Черчиллю - германский народ нужно кастрировать. Черчилль поддержал друга, заявляя, что немецкие города нужно напитать отравляющими газами. Устроили Дрезден, атомные бомбардировки…»
М. схватил яблоко, вскочил и, еще больше побледнев, ринулся из зала. Решение созрело: «Брат плох. Никаких модернистов-абстракционистов». Только Пьеро делла Франческа и его окружение. Изображение девы Марии с младенцем Христом. Многое уже сказано по этому поводу Леонардо. В Лувре Джоконду повесили за зеленоватое толстое стекло, да еще придумали толстое ограждение метров за десять. Плохо видно. Жуткое количество народа. Интересно же - портрет-гермофродит. То ли сам Леонардо, то ли супруга городского мещанина. Таинственный ландшафт за спиной женщины. Будто жили люди в этой голубоватой долине, а потом исчезли. Вьется неизвестно куда дорога, стоят развалины акведука. А весь низ изображения (там, где пухлые ручки) темен, приземлен, материален. Двойственность картины во всем. И - тайна. Куда подевались люди?» Вернулся М. Полегчало. Выдул три стакана кефира, закусил лохматенькими киви. Вздохнув, согласился: эпоха Возрождения - так тому и быть.
На улице, при подходе к Пушкинскому музею, брат размышлял: «Все рассуждают только о Джоконде. Напротив, в коридоре, еще два шедевра Леонардо: «Анна, дева Мария и Христос» (там, где Иисус с овечкой) и «Дева Мария в гроте». Картина с Анной посильнее Джоконды будет. А толпа валит именно к Джоконде. Тупые. Есть огромный мир, а художники, изображая его, запирают все в клетку собственного Я. У Леонардо иначе. Его образы не больше, а меньше окружающего мира. Он этот мир раскрывает, дарит нам его тайну. В разное время созданы произведения, что в Лувре. Но мотив одинаков. За Анной, за Мадонной и Джокондой - голубоватый пейзаж. Безлюдный. Картина мира до человека и после него. Через Джоконду да Винчи выходит к новому язычеству, одолевает христианство».
У входа в музей - очередь. Долго сижу в уголке, пока М. берет на свои удостоверения бесплатные контрамарки.

Мелочь, а приятно

Мысль: «Россия исчерпала лимит на революции» на глазах теряет свою актуальность. Революция – вечна как молодость. Скоро все в этом убедимся. С утра в телике министр культуры Мединский бродит по горкам Ленинским, говорит: «Отличный музей. Связь времен. Туристов сюда побольше, и желательно юных». Да и у нас, в провинции, есть чуткие люди. Александр Борисович Белов поместил в компьютере свой партбилет. (Гляди-ка, предусмотрительно сохранил!) Душевно вспоминает партийно-армейскую молодость. Говорит: «А ведь неплохая штука – партбилет!»
Как приятно знать, что рядом – старший товарищ, который всегда готов ненавязчиво намекнуть младшим, откуда ветерком потянуло.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета
Чувашской Республики пятого созыва
И.Ю. Молякову


Минприроды России

Направляется для рассмотрения поступившее в Правительство Российской Федерации обращение депутата Государственного Совета Чувашской Республики пятого созыва И.Ю. Молякова по вопросу строительства в г. Новочебоксарске нового химического производства на базе ОАО «Химпром».
Collapse )