October 19th, 2015

Москва. Февраль. 2015. 4

Бывает ли черный жир? Черный и холодный? Бывает. Лед на автобусной площадке перед гостиницей «Космос» и блестит, и тает, и жестко цепляется за асфальт. Черное здание гостиницы столь же неуместно под голубым небом, как запоздалые огни на вокзале в весенней синеве рассвета. Залезаем в маршрутный автобус до Сергиева Посада. 80 рублей - что недорого - за билет. Ждем минут десять. Отправляемся.
Столпообразный памятник де Голлю. Павильон Всемирной выставки шестьдесят седьмого года. Серебряное пламя неудержимых рабочего и колхозницы. Сначала - пробки. Потом полегчало. За МКАДом - мусорное нагромождение домиков, сарайчиков, заборчиков. Свет, льющийся с неба, грустен, ибо беспощаден: выхватывает даже малый кусочек, закуток людской свалки, устроенной дорогими москвичами в пригородах. Доски, обрезки труб, изломанные фанерные щиты, тряпки, ржавые авто, пыльные окна домовладений и серая земля, лезущая из осевшего снега по проталинам. Весна - время явленного нагло мусора.
Печальные картины людского общежития сменяются лесом. Голые стволы блестят, и, даже сквозь густые ели, столь частые в Подмосковье лучи прутся, как подвыпившие гости. Салон автобуса заполнен наполовину. Напротив - молодежь. Парень - в ноутбуке, девчушка брезгливо тыкает холеными ногтями в экран смартфона. Ей неудобно. Уж больно длинные коготки. Слышится легкое клацанье. Кто там сидит впереди - не видно. Водитель завел Стаса Михайлова. Стас постоянно говорит: «Родные мои». Трудно Михайлову. Слушают, в основном, зрелые, глупые тетки из контор. И, если тетеньки ему родные - справится ли?
И как эта «клацающая» девчушка будет ворочать белье, стирая, или шинковать лук с таким маникюром? Парню, что в ноутбуке, все равно. Будет спать с мадам, а башку из Интернета не вытащит. Жизнь пройдет, и молодые, став старыми, умрут, не заметив друг друга.
За нами расположилось нечто субъектно-объектное. Глухой платок вокруг плоского лица. Тяжелая черная куртка. Кожа вытерлась на сгибах. Локти - дыры. Кожушок длинен, прикрывает плоский зад, и зад этот обернут в лосины, розово-желтые, нелепые. Завершает комплект пара дерматиновых кроссовок белого цвета. Существо - это когда потянулись леса - тонко - заверещало-запело: «Преподобному отцу нашему Сергию, игумену Радонежскому чудотворцу…» Верещание слышно только нам. И пение: «Испроси нам от великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коенуждо благопотребен, веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление…» А Стас Михайлов: «Родные мои…» А существо: «Аминь».
Долго верещали яркие лосины. Субъект-объект вздыхал, возился, устраивал поудобнее огромную грудь. Сергий избавил от глада. Был развязан заплечный рюкзак с надписью «Roxet». Заскрежетала фольга. Чавканье. Вареное мясо. Оно залежалось, от него уже шел дух, как от почившего старца из «Братьев Карамазовых». Так вот он какой бывает, черный жир! Снова скрежет фольги. Сопение. И - при существенно ослабшем васильковом духе несвежатинки - снова пение: «Ублажаем тя, преподобие Отче наш Сергий, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов».
Автовокзал в Посаде рядом с ж/д станцией. Возле - таксомоторы. Весело переругиваются водители. На станции малолюдно. Обратно едем на электричке. Надо заранее взять билет на вечерний поезд. Передо мной – один чел. Лысенький, молчаливый. Что-то бурчит продавец билетов. Лысый взрывается: «Почему грубите? Что я! Вежливо не можете? Уходите тогда!..» Визжит. Слюна брызжет. Неожиданно отскакивает от окошка.
Выходим с братом на свежий воздух. Берем по мороженому. Едим его возле памятника Савве Мамонтову. Неожиданно звонит Д.З.

Деловая переписка

Отделение пенсионного фонда
Российской Федерации
по Чувашской Республики - Чувашии


Обращение

Направляю в ваш адрес копию пресс-релиза пресс-службы Отделения Пенсионного фонда РФ по Чувашской Республике - Чувашии, составленного Еленой Ильиной, руководителем пресс-службы. В связи с текстом сообщения еще раз прошу уточнить:
- кто назначал поведение торжественного банкета;
- на какое число намечено проведение торжественного мероприятия;
- где его намечали проводить;
- действительно-ли стоимость всего мероприятия вместе с банкетом оценивается в один миллион рублей;
- если эта информация не верна, то какую сумму выльется мероприятие;
- его действительно отменили в изначально запланированном масштабе или оно все таки будет проведено за ту сумму, что в начале была обозначена;
Collapse )