October 15th, 2015

Москва. Февраль. 2015. 2

Ночь - черна и агрессивна. Когда и зима, и снега нет. В Москве снега нет никогда. Научились деньги делать на моментальной уборке. Малую снежинку засыплют солью, песком. Соберут в тракторный ковш. Мокрую слякоть подчистят целлулоидными метлами-великанами. Столица в некрасивом процессе производства мутной слизи и ее подгребания. В мокром и холодном мегаполисе хороши наглые огни навязчивой рекламы. Повадились подсвечивать стены домов. Аквариум, заполненный желтым жаром болезни. В сочащейся лохани плавают миллионы людей-рыбешек.
А здесь, по прояснившемуся небу, - золотистый рассвет. Чистая высота. Казанский, Ленинградский, Ярославский вокзалы продолжают обливать неуместной патокой ночных огней. Там - агрессивное противостояние. Там - за чертой рассвета. Черта проведена, и легкая голубизна залила небо над крышами. Рассвет ранней весной так свеж, мощен, что тьме, огням, людской угрюмости противостоять сиянию бессмысленно.
Из гулов вокзала, купив в ларьке газет, вываливаюсь на тротуар. Он - чист. Ларьков с чаем и булками нет. Попрошаек тоже не видно. Не пристают женщины, предлагающие купить билеты на автобус до Чебоксар. Закрыты подвалы, в которых ютились грязные продуктовые лавки. В Доме культуры железнодорожников действует «актерско-театральная» барахолка (ангажемент). Временные шабашки актеров-бракоделов несут в массы комедии и водевили неведомых авторов. У входа в здание Ленинградского вокзала странный плакат - белый, с розовой надписью: «Поздравляем с Днем защитников Отечества!». На каменных ступенях возятся девицы в тесных джинсах - они так напряженны на задницах и ляжках, что вот-вот лопнут. На двоих - огромный чемодан на колесиках. Трудно (штаны-то тесные). Саквояж не подходит по размерам к пандусу для инвалидных колясок. Колесико вылетает с желоба, и чемоданище, вырвавшись из тонких пальчиков с броским маникюром, с грохотом летит, бултыхаясь по ступеням. Налетает на дедушку-бомжика с грязной сумочкой, сшибает его. Он сидит на черной коробке, верещит, а девки наверху лестницы ржут. В вокзале полно народу. Зал, некогда простой и строгий, изуродовали, нагородив металлических конструкций, перегородок, галерей вдоль стен. «Патио», «Суши-бар», назойливая реклама - компания бурлаков - «Возовоз».
Вот и брат. Поднимается с дырчатого металлического кресла. Спрашиваю, отцеловавшись: «А где бюст Ленина? Стоял же в самом центре». М.: «А нет Ленина. Есть «Возовоз» и псевдояпонский рис с треской». Ругаюсь: «Сволочи! До чего надоел этот мещанский гадючник! Сил нет!» Возмущение долго не проходит. Идем на Ярославский.
Мамонтов Савва, частник. Кормил за счет доходов с дороги Шаляпина и всю оперную братию. Шаляпин все просил денег. Ильич прекратил побирушничество. Шаляпину не понравилось. Уехал. Пел в изысканных кабаках и на платных вечеринках по южным островам. Так ничего и не понял.
Памятник Шехтелю за проект Ярославской станции. Чудная, сказочная постройка. Русский модерн. «Мармеладная» Русь на стальном скелете французских банковских кредитов. М. - в кассы, узнавать, когда электричка на Сергиев Посад. Сижу у очередного памятника Церетели - конник, поражающий змея. Лужковско-грузинский модерн.
Решаем ехать до Лавры автобусом. Но сначала - гостиница. Метро «Партизанская». Корпуса-столбы уходят в совсем рассветлевшееся небо. Гаснут фонари и рекламы. Грязные забегаловки открываются. Берем на вечер четвертинку коньяка и томатный сок. Корпус «Вега». Двадцать пятый этаж.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич !
Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение об исполнении законодательства о проведении публичных мероприятий.
Проверкой установлено, что 05.09.2015 Цивильским отделением Всероссийской общественной организации «Молодая гвардия Единой России» в г.Цивильск проведено публичное мероприятие в форме шествия.
Collapse )