September 25th, 2015

Питер. 2014-2015. 61

Владимир Кербаков - Народный художник России и академик. Сухой длиннорукий старик. Сфотографирован на листочке-памятке в морской форме. Форма - офицерская, черная. Погоны мичмана. Глаза хулигана. Пилотка - набекрень. Буйство красок, а работа над формой - не очень. Молодится. Людям такого строгого вида надо бы писать портреты суровых селян - стариков, старух. Чтоб небо синее и рожь золотая. Простые мысли - неопровержимы в ясности и простоте. Так должен общаться с миром старик, готовящийся встретиться с пустотой вечности. Об этом должен говорить миру своего гаснущего восприятия. Должен же понять человек - всё. Ничего не выдумать. Что мог увидеть - увидел. Еще меньше запомнил. И не обижался на слабость и малость свою. А Кербаков молодится в красочном буйстве.
Бабы нынче увлеклись пластической хирургией. Некоторые мужики - что совсем противно - балуются ботоксом и керамическими зубками. Много мужчин, что занялись пластической хирургией мыслей и воображения. Образ в башке - хилый, ничтожный. Но неимоверным усилием виденьице растягивают, словно шкурку на барабане. В телике орут: молодчина, гений. Не лузер. Вот тебе, красавчик, «Тойота-камри». Наслаждайся мечтой. И прочий понос.
Острый скальпель для внутридушевных и внутриумственных подтяжек - «вербатим». В театре - берут интервью у какого-нибудь дяди и читают этого дядю со сцены. Дядя был прост, а актеришко, кривляясь, изукрасил бедного так, что он и слов своих не узнает. Можно не узнать не только облик свой. Можно позабыть и мысли свои, и душу. Или (тоже театр) - документальный фильм. Просто фотография. Тут же - либо новое изображение, либо фотка, да не та. Склеивается кусочками - подается горячим. Когда остывает - потреблять это варево невозможно. Фаст-фуд. Современное авангардное искусство - безыдейно. Заниматься безыдейной дрянью стыдно. Особенно старому Кербакову. От образца долго двигались в сторону безобразности. Но безобразность тоже нужно сформулировать художественными средствами. Беда в том, что нынче и этого не делают. На этот пути встал Ревель Федоров. Был портрет Сеспеля. Остался единорог на свадьбе.
Сквозь строй безответственных бездельников бреду в поисках простого искусства художника Девятова. С окружающих бессмысленных изображений, цветных пятен, бесформенности будто шепчет кто-то (современные Сирены, как в «Одиссее»): «Расслабься, не борись, не думай. Иди к нам». Тяжелый покой, черный и сладкий, как солод, расползается в душе. Давыдов с портретами. Вот четыре полотна с Аничковым мостом - туман, мост расплывается до неузнаваемости.
Александр Кондуров - «Вторжение». Люся Кондурова - «Роден и Флора». Ольга Гречина с «Птицей счастья». Гетта зачем-то изображает контуры великих картин. Дмитрия Иконникова много - виды Венеции, «Разбитое зеркало», виды острова Крит в плохую погоду. Улисс в ожидании попутного ветра и так далее. У рисующих проблемы с чувством любви. То ли ее не было. То ли их кинули. То ли они кого-то оттолкнули. У кого-то любовь была, но маленькая. А они, живодеры, малюсенькую любовь режут маленькими кусочками. Чувство извивается, пищит, а садист предсмертный писк размазывает по нотному стану, по холсту, выбивает в камне, выковыривает из дерева, вколачивает на сценических подмостках. У всех одно - огромный страх. Особенность: когда собираются убивать - то не боятся. Страх наваливается неожиданно и без повода. Сидят дома вечером. Сладкий чай, булка, колбаса. А тут накатывает ужас. И откуда! Из ледяной вселенной, от раскаленного ядра земли! Тут не писк любви, не шепот нежности, не ветерок тревоги. Здесь – раскоряченный ужас, от которого исходит нездоровая энергия таланта.
Перед Девятовым был Фридман. Реалист и учитель живописи в «Мухинке». Сирены поутихли. Они исчезли, как цыганки-воровки при виде милиционера. Душа вошла в жесткие рамки. Жизнь - тяжелая работа. А тут и Девятов. Вот и Ильич. Человек хмурым утром, размышляя, идет на работу. И вечности не боится, и думает о ней.

Между прочим

Если кто-то думает, что позорные манипуляции последних месяцев, которые совершали плутоватые дядьки и тетьки, можно назвать демократическими выборами, то эти хитрые субъекты глубоко ошибаются. Стойкие бойцы – Моляков, Шакеев и Савушкин ушли партизанить в заволжские леса. Будьте уверены – они скоро выйдут оттуда. И мало никому не покажется.

Мелочь, но приятно

24 сентября, сидели с ребятами в горкоме – с теми, кто активно участвовал в прошедших выборах. Ни тени уныния, упорная настроенность на дальнейшую работу. А накануне в Новчике городское отделение партии заполнили десятки активистов. Так там еще лучше: «Будем работать дальше, только работу давайте. Игнатьев со своей командой разозлил нас так, как никому еще не удавалось». Выступал Сергей Павлович, вспомнили добрым словом Тамару Арсеньевну. А напоследок подарили стихи, которые сами тут же и сочинили:
«Перемен» пропел когда-то Виктор Цой,
«Перемен» - ушел жаль рано, молодой,
«Перемен» - сей лозунг так необходим,
«Перемен» народ наш хочет, жить хотим.

«Перемен» - услышьте голос Вы людской,
«Перемен» - Игнатьев все – пора домой,
«Перемен» - так больше жить уже нельзя,
«Перемен» - восстань Чувашия моя.

«Перемен» - да, я по нации чуваш,
«Перемен» - уйди, Игнатьев, ты не наш,
«Перемен» - главу мы сами подберем,
«Перемен» - всех благ Чувашии родной.

«Перемен» - нужна нам новая глава.
«Перемен» - проснись, родная сторона,
«Перемен» - нам очень нужен голос твой,
«Перемен» - пора нам жить в ладу с собой.

Деловая переписка

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Кабинет Министров Чувашской Республики, рассмотрев Ваше обращение от 21.07.2015 № 6-661, поступившее в адрес Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, на обращение совета Чувашской общественной организации «Союз собственников жилья» по вопросам капитального ремонта, сообщает следующее.
Во исполнение Жилищного кодекса Российской Федерации субъектами Российской Федерации созданы новые системы капитального ремонта, которые в конечном итоге направлены на проведение своевременного капитального ремонта многоквартирных домов и поддержание дома в нормальном техническом состоянии, что позволит значительно продлить срок их эксплуатации.
Collapse )