September 24th, 2015

Питер. 2014-2015. 60

Ротко можно не смотреть. Наш парень. С российских югов. Две трети западных авангардистов - наши люди. Бойцы отряда комиссара Шагала. Был, конечно, Бэкон, живописец. На Руси многие от него протестно «балдели». Но - масштаб. Страна маленькая - и живописцев (всяких) немного. А на квадратный километр переизбыток. А у нас-то вон какие расстояния. Пишущих маслом и акварелью побольше, но на квадратный километр поменьше. Диссидентствующие мастера контркультуры были очарованы густотой деятелей, отошедших от канона, хотя из него и вышедших. Поражала псевдосмелость толкущихся в тесноте. Наши-то посмелее были и есть. Особенно в Ленинграде. Город таинственный, странный, притягивает людей антиправил и антиканона.
Каждый год хожу на независимых художников, и всякий раз поражаюсь отчаянному самозабвению вышедших и выходящих за нормы приличного восприятия. Обидно: есть непонимание. То, что вытворяют на холсте сегодня не то, чтобы давно прошло на Западе. Любое начинание, хоть классическое, хоть авангардное, там сдохло. Чудовищные картины, представленные в Союзе художников, не сочетались со старушками-смотрительницами. Никак не могли «увисеться» цветастые опусы местных неформалов.
Несколько залов «оккупировали» некие итальянцы. Представление о том, что творится с живописью на Западе, можно получить от полотен, развешенных на белых, не слишком чистых стенах. Художества жителей Апеннин - слабые, очень бледные. Рядом с нашими «кудесниками» - детский сад.
Везде рассованы визитки – Франческа Гуиди приглашает на курсы живописцев. Апарите Розетти зовет в студию. А вот Международная Ассоциация искусства - преподаватели умоляют взять в руки кисточку и палитру. Главная в космополитическом собрании наша девушка - Окунева Галина. Наши мастера эпатажа бесподобны. Заткнули за пояс и Розетти и Гуиди. Про них, как в фильме «Новые приключения неуловимых», можно сказать словами Филиппова, игравшего подрывника-аптекаря, взрывавшего бильярдные шары: «Много, очень много». После жухлых итальянцев (вот там старушки-смотрительницы были на месте) голые тетки Вячеслава Михайлова выглядели потрясающе. От избытка страсти художник «швырялся» на полотно красками в таком количестве, что, если посмотреть сбоку, то видны красочные кочки и холмы. На полотне под названием «Лесбос» женские, сиренево-голубого цвета, тела переплетаются столь бурно, что в местах соприкосновения грудей и ляжек топорщатся валы выдавленных из тюбиков красок.
Картины с Михайловскими женщинами огромны. Представляю, сколько каждая весит. Округлые дамы, мужики пузырятся, тускло сияют. «Мастерская Бэкона в Дублине» - омерзительное подглядывание какого-то дядьки. Смотрит из-за угла на кушетку. Осклабился, сейчас из уголков рта потечет слюна. А на кушетке такое творится! Одно слово - мастерят. Подглядывающий (в стиле Тинто Брасса), очевидно, и есть сам Бэкон.
Рисовальщица Николаева - краской не рисует, а лепит. Все равно не может оделеть михайловской натурщицы. Та разлеглась. Не раскинула, а «раззявила» толстые ляжки. И черное причинное место - бездонно. Юрий Миронов - нечто ползучее, а называется «Зеленый луч». Талащук: «Николай II». Кондуров, «Расстрел царской семьи» (куда же сегодня без этого!). Чувствуется, никто не покупает Булгакова - мазня. Ситников - тоже, но названо «Кассандра». Лукка - пейзаж, фрагмент иконы, «Иван Грозный, убивающий своего сына», «Ван Гог, идущий по дороге», мотив из Боттичелли. Одним словом - цветные кусочки. Скульптор Каминкер - «Атлант, держащий сферу» (вместо сферы - огромная женская туфля). Некто Петтерс - «Рембрандт на прогулке». Мне понравилось творение: «Наконец-то, старик Рембрандт посетил Питер». На небольшом полотне – грязная рюмочная. Шепчутся пьяные бомжи с недобрыми лицами, а в уголке, с лучистым взглядом, присел старичок-боровичок и наблюдает из-под большого берета за происходящим. М. увидел портрет алкоголика, восседающего средь туманных видений. «Белая горячка», - подумал я. А брат сказал: «Это Геннадьев. Был соседом по общаге. Сильно пьющий».

Между прочим

Между прочим, жители с улицы Байдула в Чебоксарах попросили, а мы с Виктором Макаровым поработали. «Копали» долго, трудно. Все выясняли, кто дал разрешение учинять в центре Чебоксар очередную уплотнительную застройку. Раздобыли протокол публичных слушаний, их рекомендации, планы микрорайона. Втолковывали слушателям: их депутат в горсобрании мог остановить безобразие, не допустить ненавистные людям уплотнительные застройки. Особенно возмутило жителей, что они о публичных слушаниях ничего не знали, но в Большом зале Чебоксарской городской администрации присутствовало почти 300 студентов ЧГУ. «Специально нагнали, - резюмировали жильцы, - чтобы создать видимость законности этого балагана». «Кстати, - спросил я, - а кто же у вас депутат в городском собрании?» «Не знаем, - дружно ответили граждане». «Вот выберите Макарова депутатом горсобрания, - авторитетно заявляю я, - он вас не бросит. Глядишь – совместными усилиями удастся прекратить уплотнительную застройку». Кстати, весь ход нашей встречи с жителями записывали на видео два молодых человека. Хорошо, что на каждое мною сказанное слово имеется подтверждающая бумажка.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Центральная
избирательная комиссия
Чувашской Республики

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее из Следственного управления Следственного комитета России по Чувашской Республике, рассмотрено в Центральной избирательной комиссии Чувашской Республики.
Collapse )