September 16th, 2015

Питер. 2014-2015. 54

Кино намечено на вечер. Занятный аттракцион - кинематограф. Как и всякая расслабляющая выдумка - прилипчив. Телик появился - заголосили: кинематограф умер. Ни черта! Что было? Плоскость неба. Поверхность моря. Древние глядели. Пространство раздражало. Полезли фантастические придумки. Зашевелились на самом дне подсознания жуткие вещи - тут-то и попались в сети отвлеченных представлений. Гойя. Хронос пожирает своих детей. Так это сколько тысячелетий прошло! Что же творилось в черепной коробке кроманьонца! Он мычал от ужаса. Разрывал на себе овечью шкуру, а сквозь сердце проскакивали алые молнии ужасных предчувствий. Толчок был силен. Поверхность нужно насытить. Стена пещеры. На ней были быки, шерстистые носороги. И - живопись. Увлечение красками и причудливыми тенями. Но хотелось большего. Фото. Киноаппарат позволил картины оживить. Телевизор. Словно прорвало - ядовито светящиеся окошки компьютеров. Лужицы ноутбуков. Игрушечные зеркальца видеотелефонов. Но живопись не исчезла. Никуда не делся кинематограф. А уж живопись на стенах развилась неимоверно. Каракули схожи с древними, называются теперь «граффити». Кино же разделилось на «фестивальное» и блокбастеры. Разница в финансировании. В Европе лента дешевле двух миллионов - малобюджетное кино (в Штатах - менее десяти миллионов). Блокбастеры по стоимости достигают нескольких сотен миллионов долларов. Освоение плоскостей кисточкой, долотом, фотокамерой или киноаппаратом имеют свое «дно». Если кино или фотоснимок доставляют только удовольствие - вкладывают десятки миллионов, привлекают лучших операторов, режиссеров, артистов. Изображения, несущие мысль и страдания, - только для узкого круга. Блокбастеры любят многие. Я и М., например. Кайфуем, словно от выпивки. Значение имеют как фантазии о будущем, так и о прошлом.
Сегодня в «Художественном» - последний фильм Ридли Скотта «Исход. Цари и боги». Не Спилберг с Лукасом в конкурентах у Кэмерона. Соперник ему Ридли Скотт (брат Ридли Тони хорош, но послабее). Посещение кинотеатров с мощной акустической системой, мягкими креслами, вентиляцией приводит к отказу от суровых, но нужных усилий. Тяжело-тяжело, а потом бросаешь лопату на кучу мокрой глины. Все: погреб выкопан.
В приятных ощущениях - из фондохранилища. Посетителей - нет. Только мы. У входа садимся на лавочку, украшенную медной ковкой. Достаем пакеты с бутербродами. Они - теплые. Белый хлеб. Масло. Колбаса и сыр. Хорошо пошли мандарины. Сладенькие. Аккуратно снимал кожурку, словно платьице с девушки. На велосипедной стоянке - ни одной двухколесной машины. В охотку съели весь мамин запас.
Пошли к метро мимо торговых комплексов. Завернули под пылающее красным объявление во всю стену: «М-Видео». Пустынно до гулкости. Кондиционеры работают, настроены на теплый ветерок. Солидный отдел новогодних сувениров. Страшно дорогие, красивые куклы в мастерски сделанных старинных костюмах. Долго смотрю на движущиеся модели танков разных времен и стран. Боевые машины пехоты. Если бы не был обременен трезвыми мыслями, купил бы летающую модель геликоптера. От пяти тысяч рублей до пятидесяти. Легкая машина может быть снабжена микрокамерой. Летит «стрекозенок», а оператору все видно. С большим интересом посетили отделы электронной техники для дома. Ничего нет. Черные кабели, как сдохшие змеи. Ни телевизоров, ни холодильников, ни стиральных машин. Между голых полок - скучающие продавцы в красных рубахах и черных отглаженных брюках. «Что продаете?» - спрашиваем. Отвечают: «Ничего. Скоро увольнение. Все смели в декабре. Покупать новое - рублей в два раза больше надо. Своего же нет. Беда».

Мелочь, но приятно

Сосновские – такие молодцы! Прямо как новочебоксарцы. Их интересует проблема переселения из ветхого и аварийного жилья. (Вопрос: почему половину барачников переселяют в новые квартиры в Чебоксары, а вторую половину оставляют в Сосновке?) Повели нас на пустырь, где будто бы собираются выделить участки для многодетных. «А где наши детишки в футбол играть будут?» – спрашивают заволжские аборигены. Вспомнили про разоренное кладбище военнопленных. Вспомнили о грандиозном воровстве песка в районе Октябрьского. Ну и, конечно, о том, как рубят лес, а территорию разделяют огромные заборы якобы новых владельцев земли. Говорят Савушкину: «Станешь депутатом – вот они, и проблемы. Решать надо. А не то имя своего нынешнего депутата мы и не помним».



Мелочь, но приятно

В Новчике, на Винокурова, 83 произошло значимое событие. Новочебоксарцы спрашивали: «А где ваш Олег Николаев? Покажите его нам!» Вот мы и показали. Олег выступал уверенно, очень прилично.