September 14th, 2015

Питер. 2014-2015. 52

Новые приобретения - и никакой классификации. Бесценные китайские статуэтки божков Янь и Ху (пятый век до н.э.). И тут же большой, мастерски выполненный, макет собора Иоанна Богослова, что стоит в центре Нью-Йорка. Напоминает изощренную механическую игрушку, только устройство это сломано. Белогвардейские знамена и портрет - медальон Елизаветы Петровны. Автор - неутомимый Растрелли. Белый зал сменяется помещением с черными стенами. Стеклянные шкафы. На полочках – дорогущие чаши из полудрагоценных камней, вырезанные уральскими мастерами. Подарки французским банкирам от царского правительства за выданные империи кредиты. Влезаем в кабалу, в проценты. За это еще и подарочки. Прав Аверинцев, заявив: современный капитализм - рынок без буржуазии. Умелых спекулянтов не найти (не говоря о промышленниках). Одни менеджеры, что, собственно, кондовый капитализм и губит. У менеджеров собственности нет. Одни распорядительные функции. А значит, нет ответственности. Отсутствует культура. Было уже в России. Не то, что ответственности - распоряжаться толком не могли. Это банкиры должны нам подарки и бонусы. А не мы им.
Впрочем, вазы великолепны. И благодарственные грамоты при чашах присутствуют. При специальном освещении работы Шагала, Тулуз-Лотрека, Жана Кокто, Тонино Гуэрро. Подборка гравюр Гюстава Дорэ, иллюстрации к Новому завету.
Цари дарят дворянам живых людей: жалованные грамоты (с печатями и золотой шнуровкой) на 4000 душ, на 3000 и так далее. Это нечто: рядом с Жаном Кокто и шалунишкой Лотреком - жалованные грамоты времен крепостничества. Пиотровский (мл.) повествует с настенного плаката, что в процессе приобретения артефактов специалисты придерживаются определенного плана. Трудно уловить их: портмоне царя Александра - и великолепный мужской портрет XYI века, выполненный неизвестным автором.
Любуюсь насмешливой скульптуркой Жана Леона Жерома - гладиатор просительно, со сладкой улыбочкой склоняется перед публикой. Выпрашивает аплодисменты. Боец-побирушка. Альфонс при капризной тетке - толпе. Цена благосклонности - жизнь, ибо завалить ради снисходительного одобрения пришлось здоровенного льва.
С интересом изучаю указы Луначарского относительно начальника дворцового управления Ратнева. Ратнев - красавец, офицер. И жена у него симпатичная - княжна Багратион-Грузинская. Ратнев во время штурма Зимнего дворца, в октябре семнадцатого, рискуя жизнью, спас коллекцию бесценных произведений искусства. Не побоялся, вышел перед толпой во главе с Антоновым-Овсеенко. Сказал: цари, правительство - меняются. Искусство - вечно. И для народа. Восставшие к полковнику прислушались. Резать полотна Леонардо на портянки не стали. Луначарский, подписывая приказ о назначении Ратнева смотрителем Эрмитажа, отмечал его мужество, думал: комиссаром какого просвещения я бы был сейчас, если бы Ратнев не спас коллекцию? Нарком просвещения, несомненно, был знаком с «Поэтикой» Аристотеля. Воспитатель Александра Македонского писал, что литература есть искусство слова. Поэзия лишь одно из искусств, а все его виды объединяет творчество. Есть она и в природе (неосознанная), и человек сознает и сам процесс творчества (контроль за предварительным планом), и цель (осуществление плановых усилий). Цель - воспроизведение действительности. И главное у Аристотеля - действительность человеческого существования - конкретно-единичное, но и (чего нет в природе) отвлеченно-общее. К тому же творчество должно создавать «впечатление» (не только познавательное - радость узнавания нового, сколько эстетическое - удовольствие). Вот это - «отвлеченное» - «впечатление» - «удовольствие» (не физическое) - защищал Ратнев. Чуткий Луначарский знал: эстетическое удовольствие не принесет государство (диктатура пролетариата). Леонардо да Винчи, если грамотно рассказать о его произведениях, при соответствующем воспитании научит человека наслаждаться прекрасным (и в природе, и в творчестве). Среди нагромождения экспонатов пришло (в который раз) подтверждение убогости измышлений о том, что свобода рождается лишь ответственностью за собственность. Ответственность эта есть «мать» жадности. Жадность к собственности - корень фашизма. Тут же и лично-ограниченный эгоизм.

Между прочим

Когда в Чебоксарах вместе с Олегом Аликовым подъехали к дому №49 по Эгерскому бульвару, там уже вовсю пытался выступать некто Радин. При этом был директор ООО «Реал-Люкс» Иванов, и некоторые иные официальные лица. На встрече справороссов с населением директоры управляющих компаний почему-то не ходят. А здесь – пожалуйста!
Олег Аликов шепчет: «Повесили объявление о нашей с людьми встрече в 18.30. Мои объявления аккуратно содрали и повесили радинские. А там сказано: «Сей коммерсант будет встречаться в 18.00. Нехорошо!» «Не переживай, - говорю Олегу. – Пробьемся». И – точно! Народ «перетек» на нашу встречу. А мы, как и обещали, зачитывали конкретные документы. Много удивительного почерпнули из них жильцы близлежащих домов. Просили обратиться в правоохранительные органы насчет «чудес», о которых мы сообщили.

Мелочь, но неприятно

В Чебоксарах на улице Кадыкова работали вместе с Олегом Аликовым и Юрой Шакеевым. Я знал, что готовится провокация. Всю самую важную информацию изложил в первые десять минут. А потом появилась хорошо нам знакомая круглая женщина со «свитой». Команда хорошо натаскана, тетка, по сценарию, орет как резаная так, что глаза из-под очков выпрыгивают. Молодчики подходят справа, слева, задают дурацкие вопросы. Поздно, милые, опоздали. Мы уже заинтересовали жильцов. Беру мегафон. Мои слова раза в три перекрывают вопли провокаторов. Речь льется сильно, уверенно. Это страшно раздражает дворовую шпану. Подгоняют «девятку». Открывают багажник, а там – огромные колонки. Врубают. Тут уже жильцы возмущаются: «Прекратите хулиганить!» Метрах в пятнадцати тихарится некто Ялугин. Аликов подходит к нему, говорит: «Ялугин, прекрати балаган! Себе же хуже делаешь!» Свое неискреннее недоумение (мол, я не я, и лошадь не моя) сей «генерал городских карьеров» подтверждает новостью, которая должна нас напугать: «Прокурор Чайка дал задание со всей страны собирать записи выступлений, в которых есть призыв не платить за капитальный ремонт региональному оператору. В Чебоксарах таких записей накопилось уже тринадцать штук». «Тринадцать? Какая цифра нехорошая, - с юморком произносит Олег. – А если серьезно, не пори чушь, Ялугин».