August 7th, 2015

Питер. 2014-2015. 26

Пушкин с раной в животе - умирал, мучился. Дом, где он скончался - рядом, в пятистах метрах. Вокруг жестоко-авантюрной гибели поэта - тома литературы. Раньше - приоритет творчеству (десятки миллионов - тираж и Лотман с комментариями к «Евгению Онегину»). По каждому росчерку пера - библиотеки написанного. В нынешнее подлое время - прожирание интеллектуальных запасов, накопленных за советский период. Коммунисты вдалбливали темному народу, что Пушкин - гений. Создали Пушкинский дом, в котором уютно устроилась «совесть русской интеллигенции». Фигура Лихачева не менее одиозна, чем Сахаровская.
Перекинулись на копание в домашнем белье стихотворца. Кто писал кляузы? Откуда анонимщики? Педерастия недобрых дипломатов. Легкомыслие Натальи. Денежные долги. Зависимость от азартных игр. Так - по каждой более или менее заметной исторической фигуре. Вот зальчик, где умирал царь. Ему-то как больно было! Но больше жалко Пушкина, чем Александра. Какие чудесные в Эрмитаже полы! Десятки различных пород деревьев - цветы, пальмовые ветви, узоры. Жалко наступать на такую красоту. Но, на гибель государственного человека (в переносном смысле) мне наступать не жалко. Писатель и поэт мне дороже. Разность их метаний. На Западе бывало подобное: Гете крупный госслужащий, а по выходным - сочинитель «Страданий юного Вертера». Бетховен денежку получал, а не получал, так валялся, выпив крепко, по подворотням, и мальчишки-оборванцы издевались над глухим патлатым дядькой. Вопят: у России нет вектора движения, одни бесконечные пространства. Мудр русский человек - «три года в любую сторону скачи, ни до одной границы не доскачешь». Чего мучиться с векторами! Наша страна, словно ежик, ощетинилась щепками, обломками, иглами порывов, благородных идей и устремлений. «Векторов», одним словом. В маленькой Франции, в невеликой Германии, в закупоренной островной Англии слабый «вектор» любого придурка мог достигнуть границ метафизических и физических. Всякий дохленький мыслитель испытывал восторг «одоления границы». У них, в малюсенькой Британии, это подпитывало сомнения, придавало истории государства праздничность и идентичность. Кончалось плохо.
Национал-социализм уж на что истинно европейский «вектор». Но сел «задницей» на нашего «хищного ежика», ощетинившегося обломками, и сдулся. У нас вектора есть. Границ для достижения их потоками развития - нет. Идем-идем – впереди беспросветно. И «тоннеля» тоже нет. Как в пустыне - возвращаемся туда, откуда вышли. Пешков Леша - странник. Но - неподвижный. У нас пространства - важнее. И революции у нас особые: не однонаправленные, а страшно напряженные внутри самих себя. Щелочь страшной силы, что расплескивается не вокруг, а прожигает «нутро». Что нам Хайдеггер с Кьеркегором! У нас Достоевский с Бердяевым. Мечутся писатели. Не знают, чего хотят. Даниил Андреев: универсальное государство. Роза Мира нужна для того, чтобы дать путь Антихристу. «Черный квадрат» Малевича - щелочь, что выжигает все внутреннее (ничто, которое экзистенциалисты считали главным - безосновностью бытия). Андрей Платонов - большевик, но с той стороны большевизма, где смерть и это самое «ничто». Маяковский - поэт космически трагедийный, а занимался рекламой резиновых изделий. Розанов – и бунтарь, и смиренник. Блок - вроде бы про «прекрасную даму», а на поверку - блудница из «Балаганчика». Владимир Соловьев – жуткая предсмертная «Повесть об Антихристе», высмеял все заветные идеи. Флоренский - богослов-технарь. Достоевский: глумиться над своими же идеалами для него - первое удовольствие. Толстой - отказался от своих романов, стал пахать землю, сочинять азбуку, бродить босиком. Белинский - то либерал, то монархист. Писарев - та же история. Ну, а Гоголь? Николай Васильевич так резко изменил курс, что сошел с ума. Эрмитаж - место, где сталкиваются Россия и Запад. Музей - единство нашей памяти. Только память культурного - не едина. У нас любят великих путаников - Достоевского и Толстого. Людей «единого вектора» - Победоносцева, Иоанна Кронштадтского, Сергея Юльевича Витте - изучать «не с руки».

Мелочь, но приятно

В Новчике на улице Терешковой, дом 6А старые, добрые методы работы с избирателями. Прямо как в Ядрине или в Шумерле. Зовут посетить подвалы, а там – знакомые, прямо-таки родные ржавые трубы. Народ орет: «Сколько денег уже отдали на эти капитальные ремонты! А итог – одна ржавчина во всем доме». А еще ходили по неимоверно разбитым асфальтовым дорожкам. Вывернули на автобусную остановку, что прямо перед городской больницей. Удобно, ножку сломал – и пожалуйте в стационар! Все рядом.

















Деловая переписка

ФГУ "Управление по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Чувашской Республике Чувашия"
Управление по делам ГО и ЧС
города Чебоксары
Отдел УГПН МЧС ЧР по городу Чебоксары
Прокуратура Ленинского района города Чебоксары
Обращение
По требующим проверке сведениям возникли сложности с системами, обеспечивающими пожарную безопасность спортивной постройки "Ледовый Дворец" в городе Чебоксары. Та система противопожарной безопасности, которая существует, сделана не по существующему проекту. Сейчас возникла необходимость срочно ее заменить. Установка нужной системы обойдется в не¬сколько миллионов рублей. А во что выльется демонтаж системы, поставленный на ледовом катке с нарушениями?


С уважением,
И.Ю. Моляков