July 31st, 2015

Питер. 2014-2015. 21

Засыпая, видел вагонную попутчицу - ту, что жилиста и болтлива. Звучали слова: «Марийцев знаю. Низовые трусливее горных. Горные вольностей не допускали. Известно - право первой ночи. А там, в болотистых низинах, господин молодуху брал на целых три…»
Уснул, впал в неведомую местность тревожного сна. Мосты - горбаты. Неизвестно откуда и куда. Толпа - в одну сторону, и лишь некоторые против течения. Лица - мертвые. Глаза закрыты. Один пешеход - посередине. Ни влево, ни вправо. Глаза распахнуты, горят, словно малиновые угольки. Кто-то говорит: «Другие берега» - неведомы. Но они есть. Жизнь есть вспышка между двумя пустотами». Говорю неподвижному с горящим взглядом: «Это Набоков». Тот ничего не говорит. Рукой показывает прямо перед собой. Пробиваюсь сквозь поток людей с закрытыми глазами. Край моста. Белая пелена. Глубоко ли? Не страшно. Ступаю в белую муть. Она - мягкая, но можно идти. Я и иду. Туман рассеивается. Старик - тощий, в грязной майке, вокруг талый снег. Ругает меня, а за что - не помню. Входим. Всюду - металлический хлам. Дед кашляет, говорит: «Читаю только Мухина. Надо картошки». Тяжелая лестница. Дед ныряет в черный подпол. Два вилка капусты. Мокрый картофель в разваливающейся картонной коробке. В доме душно, пахнет гнилым. Шесть комнат. Белые двери, захватанные до черноты. Тряпки в тазах в черной сукровице. Хозяин говорит: «Посидим на кухне, а в зал не пойдем. У хозяйки - диабет. Ноги распухли, продырявлены свищами. Оттуда - гной. Больно. Не спит. Стонет. В больницу не отдаю. Стираю сам. Дерьмо выношу. Переворачиваю человека. Не надо тебе видеть, а то она с ума сходит, чужих боится. Уже меня не узнает. Водопровода нет. Мою руки над тазиком с кровавыми тряпками».
Дедушка варит картошку и беспрерывно говорит. Две дочери хотят выгнать их с хозяйкой из дома. А он сам их выгнал. С младшей дрался и нечаянно порезал ей руку ножом. Написала заявление в ментовку на отца. Приходили следователи и искали пистолет. Она же, младшая, украла паспорт, пенсионное удостоверение, карточку социального страхования. Старый дядька говорит: «Ты - важный. Тебя послушают. Помоги вернуть паспорт. А я тебе красной рыбы дам».
Запах горелого. Выкипела картошка. Кладет дымящиеся картофелины на стол. Вытаскивает жирные куски красной рыбы, пересыпанные солью. Взял и ем. Рыбой воняет. Говорю: «Ел твою рыбу. Взял взятку. Теперь обязан помочь искать твой паспорт. Как фамилия?» Мужик: «Розанов, Василий Васильевич!» «Врешь, - кричу я, - тебя зовут Николай», - и тут просыпаюсь.
Темно. Из незакрытой двери пробивается полоска света. М. собирается на работу. Звякает посуда. М. просовывает голову в дверную щель: «Не спишь? Скоро девять. В Эрмитаже договорился на одиннадцать. Не опоздай». Задремываю. Возвращается Розанов-Николай, и сверху накладывается что-то ослепительно белое. Может, Тронный зал? Тяжесть блеска давит Розанова-Николая, мнет его. Хрип: «Паспорт. Не забудь…» Раздавленный исчезает, и в потревоженном пространстве сна дует сильный теплый ветер радости. Она растет до бесшабашного веселья. Оказываюсь посреди стройных колонн обширного пространства, ощущаю: «Вот это праздник! Радость-то какая! А отчего?»
Окончательное пробуждение. Китайцы и Гессе, «Игру в бисер» сочинил, исходя из гексограммы №5. Что за знак такой? Алхимики - змея, пожирающая свой хвост, и Феллини. Тот всегда носил в кармане пиджака дешевое издание «Книги перемен». Какие уж тут перемены! Паспорт нужно у младшенькой вытаскивать. Подобных Николаев у меня десятки.
Щелкнул пультом. По экрану выгибается девица в алом платье (глаза - угольки). Трещит: «Курс доллара растет. И сильно. А евро…» Мужик с глазами упыря циничным голосом вещает: «Это была финансовый обозреватель Заринэ Шахур-Заде».

Мелочь, но приятно

На Дзержинского года два пытались торговать американскими компьютерами. Видно, климат не подошел фирме «Эппл». Магазинчик «сдулся». И теперь здесь будут торговать только русские люди. Ждем-с.

Между прочим

Между прочим, улица имени первого чекиста совершенно естественно не могла подойти для торговцев. Раньше тут был магазин армянских продуктов. И вот, выходит, съели все продукты из Армении.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики Молякову Ю.И.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЖИЛИЩНАЯ ИНСПЕКЦИЯ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ (ГОСЖИЛИНСПЕКЦИЯ ЧУВАШИИ)

по вопросу отказа в предоставлении лицензии управляющей организацией ООО «Управляющая компания «Центр», сообщает следующее.
Согласно части 2 статьи 194 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) основанием для отказа соискателю лицензии в предоставлении лицензии является:
Collapse )