July 28th, 2015

Питер. 2014-2015. 18

Раньше в туалете курили. Теперь мужики выскакивают на улицу, две-три затяжки - и обратно. Но и без курева народу много. Общаются, сидя на красных диванчиках.
Жадно пью воду из-под крана. Мою руки (жидкое мыло в бачке, к счастью, есть). Двое, пожилых, рассуждают о высоком. Один: мы - не дети. Но вот ходим сюда - и нас воспитывают. По нашей воле. Всю жизнь учимся правильно делать выбор. Помогает музыка в этом деле - не знаю. Идеально все равно не получится. Но боль от осознания неверного выбора смягчится. Другой: нынче с выбором тяжело. Воля парализована бесконечным количеством мелких решений. Каждый сегодня – сам за себя. Купить - не купить. Посмотреть - не посмотреть. Сходить - не сходить. Огромные магазины - разве для приобретения необходимого? Это - ярмарка никому не нужных решений. Под хламом нерешенного глохнет воля. А если сделать правильный выбор - один или два на всю жизнь - дальше можно не суетиться. Вот женщины…
Первый: первые решальщицы. Ведут мужчину не туда. Не хорошо - плохо, а выгодно - не выгодно. Раньше у сильной половины хватало сил пресечь эти безобразия, а теперь…
Второй: не только. Спутница жизни - не решение, а выбор. Сначала - любовь. А сорок лет спустя - сможешь ты терпеть ее или силы оставят? Музыка, как женщина. Тоже выбор… И Мендельсон…
Третий звонок, и выходит пианист Демиденко. Вновь, на двух языках, просят отключить телефоны. Солиста встречают жидкими аплодисментами. Демиденко, откинув фалды черного сюртука, устраивается без лишних телодвижений на концертном стульчике. Некоторые егозят довольно долго. Этот сел, почти плюхнулся. Не то, чтобы 50 лет, но полненький. Бородка жиденькая. Глаза большие, грустные, как у подстреленного оленя. Вопросительно, будто донимает зубная боль, смотрит на Бубельникова. Тот, растопырив локти, выравнивает руки на уровне груди. Начинают. Продолжают. Оканчивают концерт норвежца Грига.
Демиденко (уже давно) становился лауреатом международного конкурса имени Чайковского. Тогда, в семьдесят восьмом, он был красив. Сегодня ведет жизнь бродячего комедианта. С начала девяностых проживает в Англии. Оттуда выезжает в Карнеги-холл, Барбикан-холл, Ройал-фестивал-холл, Вигмор-холл. Записывается и получает награды. А уж дирижеров и не счесть. Сегодня - старик Бубельников. Завтра - Норрингот и Дэвис. Публика, несмотря на приличное исполнение, чувствует «запах» бродяжничества, исходящий от пианиста. Принимают прохладно. На «бис» не вызывают.
У выхода толпа жадно курит. Усилился морозец, и сигаретный дым смешивается с паром изо рта. Все газообразное растворяется в сиреневом сиянии, льющемся от неоновых трубочек, которыми окутаны деревья. Хочется есть. И - сложные вопросы: беллетрист Быков в конце января в филармонии устраивает творческий вечер. Стишки свои похабные читать будет? Или - Макаревич. Крики: враг, «пятая колонна». Но в середине января там же, в Большом зале филармонии, этот «друг украинцев» дает концерт с приглашенным составом. Я не против - пусть поют, пляшут по заводским «красным уголкам», сельским клубам, уличным агитплощадкам. Но они же лезут на лучшие (и знаковые - Шостакович, 7-я симфония) сцены страны. И им эти сцены предоставляют! С таким подходом у нас мало что получится.
Зашел на Невском в магазин, где мягкие пряники. А там - драка. Двое пьяных русских пацанов хрипят, харкают кровью. Бьют их айзеры - плотные, в кожанках, на крепких кривых ногах. Визжат пергидрольные торговки: «Анзорчик! Врежь ему, сволоте, врежь!» Окровавленных и взъерошенных юнцов вышвыривают на улицу. Они истошно орут: «Питер - русский город! Хачикам - смерть!»

Мелочь, но приятно

На улице Восточной в Новчике интересовались не столько проблемой капитального ремонта, сколько положением, сложившимся на «Химпроме». Оттого встреча длилась почти два часа. Тут уж я «оттянулся».

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову Ю.И.


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЖИЛИЩНАЯ ИНСПЕКЦИЯ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ (ГОСЖИЛИНСПЕКЦИЯ ЧУВАШИИ)

по вопросу отказа в предоставлении лицензии управляющей организацией ООО «Управляющая компания «Центр», сообщает следующее.
Collapse )