July 24th, 2015

Питер. 2014-2015. 16

Бубельников стар, сед. Лицо разорившегося землевладельца, получившего образование в Сорбонне. Дряхлый Клим Самгин. Зал - бел и светел. Бубельников небогат и изящен. Нет средств на приличный сюртук? Сойдет и черный шелк вольной рубахи. У меня есть такая же, только темно-синяя. Если позволено будет состариться - возьму, как Бубельников, для защиты тоскливое безразличие во взгляде. Приятен он и тем, что из Малого театра оперы и балета перебрался в Детский музыкальный театр «Эрмитаж».
Я аспирантом имел правило: в субботу и воскресенье сажал сына на плечи и - в музей или театр. В. сидел в зале, как «гвоздик». За несколько лет путешествий по «очагам культуры» видел всех Дедов Морозов, Красных Шапочек, Щелкунчиков и Коньков-Горбунков Ленинграда. Попадали и в Детский музыкальный. Были композиторы. Сочиняли детские оперы и балеты. Театральная молодежь азартно плясала и пела (мне запомнилась ария колоритного синьора Помидора). Я тешил свое самолюбие, а В. мужественно переносил музыкально-драматические испытания. След «контрреволюции» - в детские и юношеские театры вползала взрослая тематика. ТЮЗы, РАМТы, Кукольные балаганы, детские музыкальные заведения давали действа в основном антисоветского содержания. Параллельно закрывались библиотеки, исчез детский кинематограф, пропадали музыкальные школы, нищенствовали поэты и писатели, создававшие книжки для детей. С приходом Бубельникова в Детский музыкальный синьоры Помидоры исчезли. Для детишек давали Гершвина, Стравинского, Менотти, Бриттена. Что может изобразить для юных педераст Бриттен? Не ведаю. Бубельников ведает. Порочная метода: дети умные, а мы не знали. Вот послушают Гершвина в Детском музыкальном - всё поймут. Чушь собачья! Зарабатывание дешевого авторитета и, конечно же, бабок на самолюбии внезапно разжиревших мещан и жуликов. Особая форма разврата звуком. Ценят, кому надо, усилия бубельниковых, труд невозможности создать в детских душах и мозгах основы культурного ядра нормального человека. Поставил для детишек старый дядька «Любовный напиток» Доницетти - а ему «Золотой софит». Думаете, обошла дедушку «Золотая маска»? Не обошла. Надели «маску» на лик дирижера в 2009 году. Понимает дедушка, что натворил? Если так - спасибо лицедею за это.
В первом ряду у ленинградских эстетов Гергиев с Темиркановым. Здесь - вторые порядки. Уйдут бубельниковы - кто будет тянуть лямку интеллигентных профессионалов? Мацуев с Басковым? Цискаридзе с Понаровской? Инженеры, врачи, конструкторы, агрономы, летчики-испытатели. Может, и о них скорбит Бубельников, выдавая огненные звуки Вебера?
В перерыве подхожу к густой елке, усыпанной мишурой. Прохаживаются филармонические дамы. В голове проникновенная, искренняя музыка. А что в головах у дам? Встают под елку в одиночку, группами, блестят на мобильниках вспышки. Фото на память. Столы с красной рыбой, коньяком, икрой - повсюду. Торговля идет бойко. В длинных тонких бокалах пузырится шампанское. «Смотри», - весело говорит девчушка пареньку и кидает в вино маленький кусочек шоколадки. Шоколадка крутится в пузырьках, как бешеная, скачет вверх-вниз. Девчушка смеется, опрокидывает винцо в накрашенные губки, ловит шоколадку, игриво просовывает ее в приоткрытый ротик. Парнишка утробно урчит, шустро разворачивается и, без очереди: «Я уже стоял. Я быстро. Еще бокал шампанского».
Старухи чистят мандарины. В темных юбках, длинных шалях. Одна: «Руки сладкие. Надо помыть». Другая: «Очередь. Не успеешь». Признак филармоний, что в Питере, что в Москве - ряды (очень длинные) разновозрастных дам, стремящихся в женские комнаты. Дома не могли сходить?

Мелочь, но приятно

Не подозревал, что «Советская Чувашия» весьма игривое издание. На фотографии молодой мужчина (кстати, кто это?) весьма умело обращается с большим агрегатом. Крепко так обхватил руками! А рядом – дама, напуганная резвостью молодого манипулятора, буквально оторопела. Вот-вот и скажет: «Может, не надо?» А тот, что орудует агрегатом, ответит: «Надо, милая, надо».