July 11th, 2015

Не те люди

В Москве все серо. На Ордынке
Рычат и тычутся авто.
Как будто джин в гремучей крынке
Сглотнул и выплюнул не то.

Сосуд валяется без дела
В побитых осенью кустах.
Злость пышет древностью, взопрела,
Мычит, как баба на сносях.

Возьмите ж емкость, изумитесь:
Узор изыскан, гладок бок.
Обшарьте глазом, отстранитесь,
Приблизьте вновь, под огонек.

Бурленье звуков вам не станет
Глухой помехой. Внятный глас
Слуги волшебного воспрянет
В мольбе о воле. И о вас.

Не бойтесь чуда. Трите смело -
Металл свободы не стереть -
Был спертый дух, а стало тело,
Служить готово и лететь.

А вы, свободы той родитель,
В желаньях вольный и в мечтах,
Восточной тайны укротитель,
Стряхните обморок и страх.

Тревожно: джин… К тому ж, нетрезвый,
Рыгает в вечной тесноте…
Денек, по осени, облезлый,
Москва ордынится… Не те


Для сказок пышных птицы, звери
И пустоглазый человек…
Людьми прикрыты плотно двери
На день, а может, и на век.

Между прочим

Между прочим, на Эгерском бульваре, 49, в среду, работали с Олегом Аликовым. Народу было много, люди оказались заинтересованными. От тарифов на тепло и капитального ремонта перешли к Путину и Украине. Начали в 7 вечера, а в 10-м часу, когда темнело, толпа выдохнула: неужели Игнатьев останется еще на один срок?

Мелочь, но неприятно

Отлично отработали с Сергеем Павловичем в Новчике на Винокурова, 113. Беспокоит одно: Тамара Арсеньевна заболела. Человек она бывалый, терпеливый и стойкий. Мы с ней годами вместе. Но одолел бронхит. Поэтому не смогла встретиться с людьми ни на Эгерском в среду, ни в Новчике в четверг.