July 2nd, 2015

Крым. 2014. 140

Местность по краям дороги взбугрилась камнем. Стало всего много - округлых скал, асфальта, производственных построек за заборами, железных дорог, шлагбаумов, маневровых паровозов и густой тени. Расщелина, а над ней взошедшее солнце, брызжущее косыми лучами. Они не проникают между скал, и там властвует прохлада. На обочинах - стройный ряд пирамидальных тополей. Подъезжаем к Инкерману - сказал водитель, и из-за того, что дорожное полотно несколько раз пересекалась железной дорогой, сбавил скорость.
Удивительная картина разворачивалась по сторонам. Назвать горами наваленные округлые глыбы - нельзя. Малы. Но и не просто иззубренные скалы. Лучше сказать - стены - и с той, и с другой стороны. Высотой метров по 30-40. Грузные, плавные, гладкие, прилизанные. Будто кто-то лизал эскимо.
Из-за поворота открылся высокий выступ. Углубление в камне и массивный светлый крест. Установлены фонари подсветки - голубые, сиреневые. Над камнями, железной дорогой, постройками высился он спокойно, основательно: «Инкерманский монастырь», - кинул через плечо водитель. Постепенно отвесные стены отступили. Тень развеялась. Тополя стояли все реже. Вскоре исчезли вовсе, и уже ничто не мешало вольной степи и солнцу, входившему в силу. Параллельно шоссе бежала железная дорога. Показался Бахчисарай. Опять тополя и штандарты, рекламирующие «партию победителей» - «Единую Россию».
За бывшей столицей Крымского ханства - вновь степь. Шофер оказался любителем добротной музыки. В динамиках слышались звуки группы «Genesis». Альбом восьмидесятого года «Duke». Попросил найти композицию «Dukes Travels». Сочетание скорости, простора, великолепной музыки было стопроцентным. Настроение и так было хорошее, а на подъезде к Симферополю превратилось, чуть ли не в восторг.
Все началось с мифов. Перед сказочными валунами это «предчувствие мифа» появилось. Мое состояние являлось этим предчувствием. Оно было радостным. И, если бы миф появился в моей голове, то это была бы история сотворения мира. Библейского образца. Мне чужды истории о хаосе. Хаос сродни безумию. Не верится, чтобы этот беспорядок был еще и вневременным, вечным. Аполлодор Александрийский с его «Мифологической библиотекой» навевает ужас. Разве только деление на Древнюю Грецию и Древний Рим (по Винкельману) достойно обсуждения?
Вот степь. Вот музыка. Князь совершает путешествие и сейчас взовьется в небеса на «Боинге». В кипарисах, в солнце, показалось здание аэровокзала. Выволок из багажника «Опеля» сумку. Попрощались (с большой благодарностью) с водителем. Здание о восьми дорических колоннах. Легкий пристрой, который не заметил в первый раз. Множество людей. Очень много подростков, молодежи. Почему не увидеть детей в таком количестве в Чебоксарах? Где они там прячутся? Регистрация началась. На лазерной панели, прикрученной к стене, военный в камуфляже показывает рукой на памятник, изрытый осколками от снарядов. Саур-Могила. О чем говорит - не слышно. Звук выключен. Перед нами молодая пара. Одновременно поднимают правые ноги и кроссовками почесывают ноги левые. И - снова. И опять почесывание. Если бы молодые люди фыркали и махали хвостами, то были бы похожи на лошадей.
Сдали сумку. Через рамки металлоискателя пропускаю серенькую котомку. В ней высвечивается недочитанная книжка про Горького. В нейтральной зоне легкие сиреневые стулья. Крутолобые «Боинги» разогревают двигатели. Турбины бешено вращаются. «Аэрофлот»: «Приятных полетов». Сами самолеты чуть ли не уткнулись в огромные стекла зала ожиданий. Ведут по полю. Все рядом, не понадобился даже автобус. Парень, заправляющий самолет топливом, просит не снимать. Устроились внутри неплохо. Теперь И. - у самого окна. Взлет - и мы прощаемся с горячим крымским солнцем. То солнце, что будет светить нам за облаками, - другое.