June 30th, 2015

Крым. 2014. 138

Утром, в телике, мужичок, похожий на беллетриста Полякова. Такой же пухлый, небритый, глаза из-под очков удивленно смотрят на окружающее. У меня - холодный «Живчик», а мужичонка рассказывает о похолодании в Москве. «Вести-24» - знойная ростовская степь. Двести русских «КАМазов» маются на жаре. Невнятные личности в накидках «ОБСЕ» лезут в кузова, щупают гречку, тушенку, сгущенное молоко. Им, из Европы, жалко, что это не порох и не гранаты. Измываются украинские таможенники. То дают разрешение на проход колонны с гуманитаркой, то отзывают.
«Живчика» много, во дворе галдит малышня, щебечут воробьи. Забираюсь в область мелких и непопулярных каналов. То ли «Московия», то ли «ОРТ». За круглым столом - пожилые мужчины без галстуков. Один: «Я - не про Украину. Про Америку. Не про Фукуяму, Хантингтона, Фридмана. Про француза Алексиса де Токвиля. Французы любознательны. Де Кюстин - в Россию. Де Токвиль - в Штаты. «Демократия в Америке» - популярная книжка в девятнадцатом веке. Все отсталое эмигранты из Европы оставили Старому Свету. Лучшее взяли. Эксперимент с нуля. Демократия в пробирке. И - один абзац, неожиданно: в настоящее время в мире существуют два великих народа. Есть различия, но движутся к одной цели. Это русские и англо-американцы. В истории оба народа появились неожиданно. Не замечали, а они выскочили на первое место. И все узнали их силу. Все остальные народы достигли пределов своего существования, количественного роста. Русские и американцы растут. Цель их не ясна, но движутся они к ней легко. Парадокс. В Америке - пространство и люди. И в России (индейцы - там, северные народы - здесь). Американцы с плугом, русские - с солдатским штыком. В Америке топливо развития - частный интерес. В России вся власть в руках монарха. И там, и там большие расстояния. Неизбежно проявляются недостатки обоих систем власти. В Америке - свобода. В России - рабство. Мир поделят между собой два этих народа».
Другие участники диспута задвигались, зашумели - хватит упрекать Россию в рабстве. В Америке своего рабства хватает. Правда, его упаковывают в обертку прав человека. Про негров не говорим. Что с индейцами творят! Первый выступивший не сдается - народы-то талантливые, динамичные. Понимают: главный ресурс современной жизни - время (не нефть, не газ, не золото). Речь о другом: два медведя в одной берлоге не уживутся. Большая часть человечества понимает - разговоры о правах человека, демократии выгодны американцам. Кто поднимает голову - срубают. Кто говорит про иные правила жизни - тех уничтожают. В Штатах хотят устроить в Европе очередную войну. Ослабить Россию. Унизить Германию, Францию, Италию. Заработать необходимые ресурсы. Меркель, Олланд будут хитрить, но с военной темы соскочат. Путин будет лавировать между внешним и внутренним давлением. В Новороссии конфликт будет тлеть, но ее никто не «сольет». Удар по России. Потом - Крым. Если русские сдадут Крым, следующий - Путин и его команда. Но и американцам нужно подтвердить свой статус. Вот почему говорю - время стремительно меняется. Его не хватает. Время дороже золота. Спор вспыхивает с новой силой. «Выходит, война на Украине - всего лишь эпизод. На самом деле - разлом планетарного масштаба, и никакие минские договоренности конфликт погасить не смогут, так как грядет война, масштабов которой мы не можем себе представить», - горячатся остальные участники. Заводила: «Именно. Незападный мир ясно дает понять - он ничуть не хуже западного. Запад и его любовь к «западенским бандеровцам» - частность. Но важная. Она - не про «укров». Она про окончательную гнилость западного мира. Лучшие - Кафка, Сартр, Камю - давно об этом предупредили». «И Шопенгауэр, - подхватывают присутствующие. - Если Путин эту войну выиграет - всем лучше будет. Холодная стадия конфликта закончилась. Началась нормальная война с использованием совершенно невиданных ранее технологий». Собеседники: «Но у Китая тоже время на исходе. Выжидать, как раньше, чья возьмет, - не выйдет. Определяться нужно. Эх, вот Сталин и Ма…».
Телик выключен. «Живчик» выпит. Завтрак окончен. В последний день лежим на пляже. Успел прочесть про Горького целых пятьдесят страниц.

Мелочь, но приятно

Идет виктория-ягода. Стоят женщины с пластиковыми стаканчиками, вмещающими десять-пятнадцать ягодок. Стоит каждый стаканчик - ого-го! Каждый год все дороже. Ни разу не помню, чтобы подешевле. Какой-то извращенный соблазн! Разве можно так мучить любителя сочной ягоды? Вот я - не мучаюсь. Из сада приносят десятилитровое ведро этого чуда. За раз съедаю литра три. И мысленно говорю «привет» теткам-спекулянткам.