June 25th, 2015

Крым. 2014. 135

Если эмоции властвуют над разумом - может кончиться плохо. Неврастения, шизофрения, склонность к игре со словом и звуком (стихосложение, игра на музыкальных инструментах). Наоборот - опасность мизантропии (изобретатели пороха, автоматического оружия, манипуляция с деньгами). Преобладает разум, а вместо чувств - спокойствие, терпение, выдержка. Но случаются «обвалы» эмоций. Подпорки душевного спокойствия рушатся, лавина беспощадна, накрывает так, будто хоронит заживо. Многие предчувствуют заранее, прислушиваются к внутренним гулам, легким сотрясениям. В каменной дыре, образовавшейся на вершине горы (довольно трудное сочетание) тревожно стало от бледных теней, волновавшихся где-то под сводами гранитного провала. Мысли подобного рода чудовищны, и ужас является в виде эмоционального всплеска (будто ударили крепким кулаком в нос - и хлынула кровь): стены трещины начали сжиматься, а сверху все засыпало землей. Не только задыхаешься, но еще и адская боль раздавливаемого с хрустом и хлюпаньем тела. Неврастеник подобные наплывы переносит легче, чем холодный рационалист. Возбужденного от рождения субъекта «колбасит» всегда. Но как больно рационалисту, когда лопается не только кость, но и железобетонная конструкция спокойствия.
Завыл ветер, и ужас стал потихоньку выветриваться. Надо было вылезать наружу. Внутрь протиснуться смог, а смогу ли пропихнуться обратно? Хотел выпить в темной прохладе остатки воды, но поостерегся. Раздует - и не вылезу. Отмечу водой возвращение «из недр». Протискивался тяжело. Задыхался. Клял себя - мол, зачем полез? Но - выдрался на поверхность.
Глянул на далекие зубцы Ай-Петри, понял, что дойти не успею. Решил возвращаться. Намерение закрепил тем, что весь запас воды был выпит. Предстояло третье испытание («ложная» вершина - не та дорога и - не найденная - начало спуска). Между двух вершин - узкий проход и по нему пролегла узкая каменная дорога. Она, будто змея, уползает под основание громоздкой скалы, которая даже выше, чем Ай-Петри. Оставив «хвост» между двух гор, дорога-змея вползает в дубовый лес. Потом - высокие сосны. Где-то там, километрах в семи-восьми внизу, начинается непролазный кустарник. Дорога-змея хороша тем, что проста. Идя по ней, чувствуешь себя уверенно даже в темноте. Встречаются родники. Можно напиться ледяной воды, набрать про запас. На этом пути, во время схода каменной лавины, погибла женщина-геолог, о чем имеется памятная надпись на металлической пластинке.
Хвост дороги-змеи мне всегда было непросто обнаружить. Два раза спускался с Ай-Петри крутыми, опасными тропинками. Один раз попадал в знакомое ущелье за «ложной» горой. В этот раз ясная дорога была нужна как никогда. Знал - спускаться придется в темноте, так как красное солнце уже коснулось красным краем поверхности моря, под вечер ставшего серым. Скоро, насколько мог на опасных камнях, пошел в сторону, противоположную от Ай-Петри. Трижды взбирался на вершины, а там - высокие пирамиды, аккуратно сложенные из побелевших камней. Тропинка среди золотистой травы видна еле-еле.
Замечаю - кто-то рыл скудную почву. По сторонам от тропки как будто рвались мины. Взрыто недавно. Земля не успела высохнуть под солнцем. Захожу в лес - темно. То провал, то взлет, а черные пятна вспоротой земли встречаются все чаще. Слышу - треск сучьев. Ближе - кто-то сопит, копается в опавшей листве. Существо приподняло голову, заколыхалось. Видно, как комья летят. Ужас вновь сковал тело. Глаза вылезли из орбит, напряженно разглядывают черную, живую громадину. Вдруг часть пятна дергается, чавкает, словно часть тела идет вверх. Блестят два кривых клыка. Кабан! Мощный, злой. Блестит черный глаз. В живой природе кабанчика наблюдаю впервые. Действительно, заповедник. Кабаны, живые, в земле ковыряются. Может и поддать клыками.
Пронесло. Постоял. Хрюкнул. С хрустом понесся прочь. Стал, уже вдали, невидимый, смешно повизгивать. Подошел к месту кормежки лесной свиньи. Рядом валяется совсем новый дождевик темно-синего цвета. Поднял - на спине надпись: «Я выбираю Януковича». Януковича я не выбирал. Но вещь - нужная. Аккуратно свернул, уложил в котомку.