June 5th, 2015

Крым. 2014. 120

Ноги гудели. И. не стала жарить яичницу. Обошлись пельменями. Второй час ночи - и во дворе тихо. Полная луна прикрылась кудрявым облаком. Когда едешь из Севастополя, автобус останавливается на верхней трассе, и до старой Алупки идти долго. Дорога уходит круто вниз - гаражи с надстроенными мансардами. Сдают под жилье приезжим и эти скворечники. Но сейчас - глухие ворота, темные окна. Домики на крохотных земельных участках, изощренные домушки с кривыми лесенками, множеством дверей, в несколько этажей. Кажется - тряхни немного, и все это развалится. Некоторые двери открыты. Из комнат, из-за занавесок, негромко бурчат телевизоры. Доносится: «Сила Сибири – сила России».

Рынок уже закрыт. Тот, с которого кормится трудовая Алупка. Тихо. Лишь один ларек освещен: по России запрет: с одиннадцати часов вечера крепкий алкоголь не продавать. Из ларьков убрать табак. В Крыму после одиннадцати продают все. Как бы выжил полуостров, если бы суровые российские запреты на огненную воду действовали? Раньше, в этой лавочке, с братьями всегда брали по сто граммов горилки. Ледяная, прозрачная, а стаканчики у тети - стеклянные, не пластиковые. Выпьешь, захорошеешь, стаканчик затеплеет, и смотришь масляными глазками, как по бокам медленно сползают мелкие капли конденсата.

За рынком - высотные, крупноблочные дома. Сдержанный девичий смех. Огромные звезды. Отсюда можно разглядеть море с рубцом яркого лунного света по всей водной спине. Густые ветви акации, длинные иглы сосен.

Городской Отдел внутренних дел. Вновь домики-кубики, лесенки-окошечки. Пара приличных отелей, крутой спуск между высокими деревьями, ограда санатория, и вот ты выкатываешься на нижнюю трассу - узкую, извилистую. По обочинам - круглосуточные магазинчики (там-то и купили пельмени). Странно: пельмени татарские, точь-в-точь как в Чебоксарах, а к пельменям - холодное серебро лунного света на морской воде. Отрезок дороги перед автостанцией, входом в Воронцовский парк и подъемом к собору св. Михаила Архангела темен, безлюден. На листьях магнолии, как на медных пластинках, отражается бледное сияние.

Весь долгий путь вместе с нами молодая семейная пара. Люди очень опрятные - с Севера. Работают в Мурманске, на флоте. Она - врач. Он - инженер, закончил Горный институт в Питере. Говорит: «Думал - романтика. Хотел в горы Алтая. Заслали в Среднюю Азию. Несколько лет рыл глины, классифицировал. Земля - сложнее и интереснее, чем море. Воды больше, чем почвы. Прижился в Азии, а тут позвонил научный руководитель. Рассказал - Россия пойдет на Север: нефть, газ, товарный и грузовой транзит по Севморпути. Собрались с женой, поехали. Много однокурсников встретил в Мурманске. И вот уж десять лет по полгода - в море. Морское дно, глубины, мели, подводные скалы. То же, что и на суше. Только слой воды - тяжелый, ледяной. Все десять лет правило: летом летим в Крым. Поездили по миру. На Капри, в Сорренто неплохо. Только «сладенько» как-то. Здесь красиво. Есть и суровая прелесть. Как на Севере». Я: «Путинская затея. Ректор Горного - приятель, друг и советчик. Странное географическое общество. Все правильно. Хорошо про ледяную воду. Чтобы пробиться сквозь льды, нужны усилия государства. А государства-то и нет. Дума, Совфед, Администрация президента - это не государство. Местное самоуправление отсутствует. Есть лишь местные князьки. Что Путин в одиночку может против Северного Ледовитого океана?» Парень молчит, напоследок бросает: «У Сталина до конца не вышло с его людьми. Надежда - на нас. Попробуем…»

Расстаемся на повороте к Горсовету. И вот татарские пельмени при полной луне. И. засыпает быстро. Смотрю канал «Ностальгия». Показывают морщинистого, крепкого челябинца Ярушина. «Ариэль»: «Отыщи мой белый парус в море, верю, что увидишь ты. Быть мне моряком в морском просторе, чтобы наши встретились мечты…» Услышал и чуть не расплакался. Какая хорошая песня! Заснул под «Ариэль» легко. Снилось чудное: война с турками. Меня и друга вооружают мандаринами. Говорят - гранаты. Закидывайте ими неприятеля на противоположном борту белого корабля. Крадемся куда указано. А там никого. Ждали-ждали, да и съели мандарины, оставшись безоружными.

Мелочь, но приятно

На остановке «Студгородок» ювелирная лавка «Карат» на рекламном фанерном щите дает верное направление мыслей. «Большой выбор цепей и обручальных колец, - возвещают торговцы». И верно - сначала-то колечки (подвенечное платье, поцелуйчики, гости, радостные родители, удовлетворенные тем, что сбадрили наконец дочурку). Ну а потом извините. Потом цепи. И они есть в продаже! И звенеть этим цепям долго-долго.

Между прочим

На улице Ашмарина в Вурнарах Нина Викторовна и Тамара Арсеньевна дали жару. Да и слушатели подобрались прекрасные. Обсуждали проблему водохранилища и питьевой воды, которая так и не улучшила своего качества. Тут уж я вступил: «Не беспокойтесь, граждане. Дело о таинственном вурнарском водохранилище доведем до конца».

Деловая переписка

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КОМИТЕТ ПО КОНСТИТУЦИОННОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ И ГОСУДАРСТВЕННОМУ СТРОИТЕЛЬСТВУ

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики И.Ю.Молякову

Уважаемый Игорь Юрьевич!

Ваше обращение от 28 апреля 2015 года № 7-463 о неконституционности положений некоторых федеральных законов рассмотрено в Комитете Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству.

Collapse )