May 28th, 2015

Крым. 2014. 114

«Все важное для жизни создается медленно и трудно. Так зачем разрушать? Человек от рождения начинает умирать. Не надо обманывать себя: детство, отрочество, юность, зрелость, старость. Градации лишь усложняют общую картину. Просто: как родился, так движешься к концу. Малая пылинка - человек - в силу слабости не может не исчезнуть, причем быстро. Смешны попытки музыкой, словом, изображением зацепиться в убеждении, что человек бессмертен. Самая мощная зацепка - строительство, архитектура. Пирамиды - стоят. Парфенон - развалился не до конца. Однако развалины городов и обломки зданий наиболее громко «вопят» о конечности. Начав создавать храм и город, ты готовишь их гибель. Чем красивее творение, тем грандиознее оно будет гибнуть», - так говорил я под скорбным солнцем Херсонеса, студенты слушали мои излияния, а их руководитель, в знак несогласия, мотал головой: «Не могу согласиться. Это вы Горького начитались. У него - резкость, примитивность суждений, как у каждого самоучки. И тянет этих доморощенных, чутких книгочеев к Шопенгауэру. В «Моих университетах» барыня, что так нравилась Пешкову, дала ему читать не только «Трех мушкетеров». Давали ему и про мировую волю. В итоге - все простое у него красиво. Пишет, что на месте Херсонеса теперь мерзость запустения, а на месте Пантикапея - промышленный порт Керчь. Нет, мы пойдем за Костюшко-Валюжаничем, профессором Латышевым, Броневским», - горячо заспорил со мной студенческий предводитель.
«Три мушкетера» были не «Мушкетеры», а барыня была, но, по-моему, во второй повести, «В людях». Впрочем, археология напоминает анатомию. Только разложение идет тысячелетиями. Но, и здесь, взрывая могилы, полезно узнать историю болезни. Люди строят. Но, строят по-разному, в разные стороны, не считаясь с постройками соседей, - конфликт!» «Не согласен, однако. Конкретное знание о прошлом не дает возможности спекулировать, укореняет человека на земле, в жизни. Всем - купаться!» - неожиданно громко обратился он к студентам.
На тропинке появилась И. «Опять споришь?» - спрашивает. «Нет, вырабатываю точку зрения. Пойдем, покажу кое-что». И повел ее к темному, глубокому колодцу возле храмовой стены. И. кидала камешки, громко говорила в дыру: «У-у-у…»
Повел жену к закрытой гостинице. Полуголых женщин не было, и, в безлюдье, мы купались. Не выдержал. Подкупала чистота воды. Сидели, сохли. Метрах в пятидесяти от нас, грузно, рыча дизелями, входили-выходили из бухты военные корабли. Шли они часто, как по Тверской улице, в Москве автомобили.
Потом шли по кромке изломанного обрыва, наслаждаясь свежим ветерком. Колокол. Херсонесский пляж и лестница – ступени древние, вырубленные в обрыве. Остатки древнего храма с мраморными колоннами. У колонн - капители, коринфские, словно кучерявые бараньи головы.
Сквозь высокие кусты пробрались к храму, где раньше, под открытым небом, лежал мозаичный пол. Его теперь сняли - и в музей. Еще одна большая группа археологов работала под развалинами церкви. Уже откопаны подземные коридоры с низкими круглыми сводами. Залезли. Потолок подперт бревнами. Побрели к дальнему концу, откуда шел свет. Вылезли. Подошедшие люди посоветовали не лазить. Потолок может обвалиться.
Шли к храму Святого Владимира. Горькому он не нравился, а мне так очень ничего. И. зашла. Поставила две свечки за сыновей. Жена отправилась в желтую монастырскую церковь. Я же отправился к глубокому водохранилищу. И. не было долго. Вышла расстроенная. Говорит: «Служба. Монахини. Беседовали. Молятся за тех, кто гибнет в Донбассе - дети, старики. Кто о них заплачет. Вот мы и молимся об их душах. И плачем по ним».

Между прочим

Район Янтиковский, а что за деревня – не скажу. Страшно зверские люди! Взяли и перекрыли дорогу заборами. Не пройти, не проехать. Глянул – и аккуратненько унес ноги. Теперь в эту деревню (и, надеюсь, на своих ногах) прибудут важные комиссии. Будут разбираться. Если еще сумеют выбраться из деревни на своих двоих, буду рад. Уж больно там грозные жители!



Мелочь, но неприятно

Вот и дожили: яйцеклетку продают за тридцать пять тысяч рублей, а женское брюхо арендуют всего-то за шестьсот пятьдесят тысяч рублей. Строили-строили церкви, да все без толку. Еще немного, и мать родную продадут.

Деловая переписка

Депутату Госсовета ЧР
МОЛЯКОВУ И.Ю

УПРАВЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО РАБОТЕ С ОБРАЩЕНИЯМИ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ

Ваше обращение на имя Руководителя Администрации Президента Российской Федерации, подписанное 06.03.2015 г., полученное 18.03.2015 г. в письменной форме и зарегистрированное 22.03.2015 г. за № 287085, рассмотрено.
В целях объективного и всестороннего рассмотрения Вашего обращения были запрошены необходимые документы и материалы.
В соответствии с поступившей информацией сообщаем следующее.
Collapse )