May 27th, 2015

Крым. 2014. 113

С берега, от раскопок, видно - купается голый дядька. Сам почти черный, а задница - белая. Купальщик фыркает, ухает, довольный, бьет лапами легкую синь воды. Под ним проплывают огромные валуны, подернутые зелеными водорослями.
Нахожу тропинку - изжеванную, словно использованная оберточная бумага, - спускаюсь к воде. С обрыва, на меня глядит седой археолог. Поднимаюсь. «Кто вы?» - спрашивает руководитель группы. «Преподаватель философии, из Чебоксар», - в ответ. «Каховские живы?» - спрашивает седой. «Отец умер в девяносто третьем. Сын работает, хотя уже не молод». «Встречал публикации. Особенно отец. Дельные люди. А философия все еще нужна?» - неожиданно спрашивает землекоп. «Сложно сказать. То закрывают, то открывают. Сокращения. Как свобода - так она нужна. Но приходят заморозки. Тогда ее не нужно. Философия - это умение неудобно размышлять. Для всякого общественного устройства», - это я.
«Размышлять всегда и неудобно, и опасно. Прежде всего, для самого мыслителя. С ума ведь сходят…» - он. «Я с ума не сошел, значит, тупой, размышлять не умею. Много вас здесь?» - спрашиваю. «Деньги дали после референдума. Еда, проживание, суточные. Мы - из Симферопольского университета. Если приглядеться, все восемь квадратных километров заповедника сейчас исследуются археологическими группами. Помпеи хотят сделать. Туристы. Валюта. Не получится», - седой.
Оглядываю холмистое поле. Тут и там замечаю скопления людей, которые копаются в земле. Седой кричит: «Перекур!» - и часть студентов, бросив кисточки и лопатки, окружают нас. Так - пятнадцать минут. И - чтоб уходили недалеко. А то не собрать. «Помпеи - товар. Только ленточкой перевязать. Но кто будет раскапывать Стабии и другие города, погребенные под пеплом? Италия - бедная страна, чтобы раскопать все везувианские завалы. Продают то, что раскопали за триста лет. А здесь - чувствуете? - кладбище. Вот эти камни, черепки, как переломанные кости. Сколько народов, сколько племен…»
«Так вы ученый гумелевской школы? Италия - хорошо. Северная Европа тоже прошла через Возрождение. Но это, как Помпеи. История на продажу историкам-недоучкам. А если копать глубже (а на это у людей никогда не хватит сил и средств), то все повернется другим боком. К той же Италии с ее Флоренцией». «Про малость и истертость темы Возрождения - верно. Мы не представляем, насколько неожиданна и велика история. Вот в этих холмах, например…» - археолог. Студенты: «И Причерноморье, и великая Азия, Дальний Восток. Копать - не перекопать. Зачем же мы корячимся?» Другая половина: «Не корячьтесь. Экзамен не сдадите. Диплом не получите. В кресло не сядете. Бабок вам не видать». Седой: «Вульгарная простота, ребята». Ребята: «Сейчас все вульгарно. Даже это Херсонесское кладбище. А фильмы? «Египетские гробницы», «Азиатские клады». Такие археологи пошли - копают не в прошлом, а в будущем, там, где еще ничего не случилось». Мужик, что без трусов плавал в море, при этих словах особенно смачно зарычал, забил руками по воде. «У флорентийцев была Греция. Вот они и размышляли о личности. Человекостроители были. Бельгия, Франция, Нидерланды - без Греции обошлись. Какая в Германии Греция! Дюрер да страшный Лютер. Нидерланды. Ван Эйк. У них - обществостроители. Крым - место, где два этих направления переплелись. Скрежет стоял тысячелетиями. Да еще гунны и степняки. Турки да татары. Греки с генуэзцами насмерть бились. Римляне. Одним словом, в Херсонесе - изнанка Возрождения, ее пот, ее кровь. И до сих пор не кончились трения. Грохот и испытания близки. Копаем, чтобы знать, насколько будет серьезно. Кладбище - место серьезное».
Тут начал вылезать из воды пловец. Он стыдливо прикрывал причинное место и дружески махал нам свободной рукой.

Между прочим

Живописное село Янтиково. И руководитель там чудесный. Надежда Юрьевна умеет собирать народ. Да еще погода великолепная! Солнечно. А вот у собравшихся – настроение отнюдь не солнечное. Люди криком кричат: «Что делают, гады! Скорую помощь в Канаш перевели! Уже люди умирают оттого, что вызванного врача по часу ждут».

Мелочь, но неприятно

По производственной нужде - в Канаше. В Чебоксары – на автобусе. Депутат, и мне положен бесплатный проезд. В кассе сую в окошечко удостоверение. Недобрая тетенька вертит книжицу в руках. Лицо становится еще более неприветливым. Я: «В чем дело, кассир, не узнаю я вас! Да это я!» Кассир: «Дайте-ка еще раз на вас погляжу, сравню». И – продолжение текста: «Все вы, депутаты, в удостоверениях хорошие, да молодые! Сколько лет назад фотографию делали?» Оскорбился: «Зачем вы мне намекаете, что я старею? Кто вас спрашивает? Дайте билет, и я пойду». Кассирша: «Чего врете? Вы вот сейчас бесплатно не поедете, а пойдете! А вот мы…» Дальше уже не расслышал. Быстро взял удостоверение и билет, вышел на платформу.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Отдел экономической безопасности и противодействия коррупции
УМВД Российской Федерации по г. Новочебоксарску


Депутата Государственного Совета Чувашской Республики
Молякова Игоря Юрьевича

Обращение

Направляю в ваш адрес копию письма из Прокуратуры Чувашской Республики от 12.01.2015 года за № 7-1067-2014.
В письме сообщается, что обращение жителей деревень Сарабакасы и Мокшино Чебоксарского района Чувашии направлено для проверки в ОЭБ и ПК УМВД РФ по г. Новочебоксарску Чувашской Республики Прошу ответить, чем закончилась проверка.
Collapse )