May 26th, 2015

Крым. 2014. 112

Теплая вода. Мелко. Плещутся, визжат дети с мамашами. Откуда их так много на развалинах? И. - блаженствует. Аккуратно разводит руками по воде, легонько подпрыгивает, смеется: «А чики-чики-чики, соленые огур-чики, чашка, ложка, поварешка, пере-вер-ты-ши». Нехотя - на берег. Кладет прохладные руки мне на шею. Уклоняюсь, говорю: «У тебя руки соленые». Сидим в тени куста. И.: «Говорят, люди умирают. Сейчас - так хорошо. Воздух, покой, небо, море. Ощущение вечности. Да еще ты. Разве с тобой можно умереть! Сейчас - бессмертны. Люди - не умирают…» Клонит в сон. Стелю полотенце под кустом. И. ложится: «Иди, погуляй по берегу. Я - посплю».
Берег - тот, что к Севастополю - крут. Камень изрыт, издерган за тысячелетия. Шла волна - огромная, накрывала бухту. Кто-то остановил вал. Все замерло в непонятном взвихрении, стало бело-серым, вечным. Подобраться к воде трудно. Поэтому древние долбили в камне ступени, чтобы удобнее было спускаться к причалам. Перекрой узкие проходы - и с моря город неприступен. Неприступен он на самом деле. Страбон упомянул его в связи с историей смелой девушки Гинии. А что написано пером - не вырубить топором. Тем более - Страбон. Александр, царь босфорский положил глаз на Херсонес. Силенок сделать крутые стены маловато. Провокация. Самый знатный гражданин республики, Ламах, имел дочь - Гинию. За нее просватал Александр своего сына. Только заметила Гиния, что к мужу ее ночами бродят люди. Выяснила - в подвале прячутся. И не гости это, а хорошо вооруженные спецназовцы. Готовили что-то вроде троянского коня. Гиния выход из подвала законопатила. Дом облили маслом, обложили хворостом. Подожгли. Зажарили и террористов, и муженька молодого. Гинии за это поставили на главной площади две медные статуи. А главная языческая богиня до Рождества Христова, в Херсонесе, была Диана.
Красивая история про подвиг Гинии содержала рассказ о неожиданных сложностях. Молодая вдова потребовала невозможного - захоронить ее в черте города. В республике - железное правило: в Херсонесе никаких покойников. Кладбище - из соображений санитарии - далеко за городской стеной. Стены начал возводить некто Агасиклет, за что ему на площади также поставили медное изваяние. В начале ХХ века под городской стеной нашли захоронение женщины. Бусы. Кольцо. Золото. Драгоценные камни. Золотая кладовая Эрмитажа. Решили - могила Гинии. Захоронение и не в городе, и, одновременно, в городе.
В развалинах копошатся полуголые люди. Подошел к свежему раскопу, что над морем, напротив яхт-клуба. Работают человек пятнадцать. Студенты. Загорелые спины блестят от пота. Грязные штаны, разбитые чувяки. Сосредоточенно орудуют маленькими лопатками, совочками. У некоторых кисточки. Накопали обломков, разложили на клеенке - и обмахивают черепушку. Здесь же - ржавая бочка на колесах из-под кваса. Вода. Наберут воды, черепки моют. Крупные осколки складывают в ровные пирамиды, как черепа на знаменитом полотне Верещагина «Апофеоз войны». Откопали основание обширного храма. Толстый фундамент. Видно, где вход, где полукруглый алтарь. Пол храма еще не очищен от земли, неровный. Где-то копать только начали, а где-то сняли несколько слоев и ушли на большую глубину.
Обошел свежевыкопанное по периметру. Ребята роются в ямах, по размеру похожих на могилы. Достают оттуда что-то мелкое, раскладывают на клеенке. Девицы чистят осколки, наносят черной тушью номера. Будут собирать черепки в нечто целое. Пока же все укладывается в пластиковые ящики, в которых обычно, в супермаркетах, выставляют овощи. Наткнулся на круглый колодец. Вниз убегает узкая дюралевая лестница. Дна не видно. Кинул камушек - и хлюпнуло внизу с большой задержкой.
Студенты размешивают в бадейке раствор. Аккуратно подбирают валуны ракушечника и укладывают в фундамент. В центре площадки стоит пожилой человек в синих, выцветших трусах, с белыми лампасами по бокам, в древних зеленых кедах. На голове седых волос почти нет. Зато ими обильно покрыты сухая грудь и спина.

Между прочим

На Парковой, 10, в славном городе химиков, люди быстро зарядились мужеством от выступлений Семенова и Манаевой. Были и молодые семьи. Бородатый парень с маленьким ребенком на руках решительно заявил: «Все ясно. Слышишь, Рита, - это он жене, стоявшей рядом. – За капремонт не платим».

Мелочь, но приятно

С утра ем пустую кашу. Так здоровье велит. Поглощая последнюю ложку, думаю о старости. По телику – доктор Малышева. Противная передача «Жить здорово». Поглядишь, и думаешь, что жить-то как раз и нездорово. Малышева бодро возвещает: «А сегодня мы будем говорить об эрекции. И ждем первого гостя в нашей студии. Здравствуйте, Игорь Юрьевич!» У меня последняя ложка каши в горле застряла. Закрыл глаза, на экран не смотрю. Пребываю в грезах. А вдруг Игорь Юрьевич – это я! И глаза открывать не стал.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Прокуратурой Чувашской Республики рассматривается Ваше обращение в интересах жителей деревень Сарабакасы и Мокшино Чебоксарского района по вопросам ненадлежащего водоснабжения.
Collapse )