May 19th, 2015

Крым. 2014. 107

С Путиным спорит Сухоруков. На магнитиках его лысый череп, улыбка дебила (коей он так мил большому количеству россиян) и надпись: «Ответили» (намек на крылатую фразу актера из «Брата-2»: «Вы мне еще за Севастополь ответите», которая произнесена была над телом умирающего среди писсуаров канадского бандеровца).
Аллея, словно река, разливалась в солнечную площадь, посреди которой - фонтан. Сотни сверкающих струй большими дугами летели к центру. Площадь-плот была прикована к краю газона огромными якорями. Посреди пыльной площадки их множество. Мне нравится огромный грубый галерный якорь из Турции. Изогнутый, как морской конек, с четырьмя остриями, английский мониторный якорь. Напротив - пушки в ряд. Так же в ряд - палатки с сувенирами. Молодая пышная тетка замерла перед керамическими пародиями на политиков, эстрадных звезд и американских киногероев. Подходим. Женщина, колыхнув огромной грудью под тесной маечкой: «Купите Жириновского. Правда, прикольный». - «Не прикольный, а шут и провокатор», - не выдержав вида толстомясой торговки, словно змея, шиплю в ответ. Тетка, напрягшись всеми жировыми складками: «Хороший он. Теперь мы россияне. Пойду голосовать за него». Жена не выдерживает тоже: «Женщина! Не голосуйте за клоуна, не унижайте себя. Политика - трудное дело. Оттого, что много в ней нехорошего. Вольфович концентрирует все самое больное, мерзкое. За кого угодно голосуйте. Но - не за него». - «Вот так, - ухмыляется лавочница, - не успели присоединиться, а уже диктуют, как и что!»
Разговор длился минуту, а энергии вытекло столько, будто часа два пахал. Дорогая штука - тупая упертость. И глупость: «Идем», - печально говорю И. Но так, чтобы слышала поклонница Жирика, заявляю: «В России все больше психически ненормальных людей. Электорат этого заказного циркача. Долго еще будет плавать на поверхности». Обходим круг панорамы справа, спускаемся к нижнему фонтану. Он - кругл, размером меньше верхнего, сделан в виде вазы, энергичен, бурлив. Струи толстые, как морские канаты, ниспадают через край чаши. Ополаскиваем в прохладной воде руки, лица. Сверху на нас строго смотрят Толстой, Нахимов, Истомин, Лазарев и матрос Кошка, выполненные в виде бюстов, заставленных в ниши здания панорамы. Назад, на главную площадь выходим по полукруглой каменной лестнице с другой стороны здания. Мимо касс, в легкой солнечной дымке, средь опадающих желтых листьев, идем ко Льву Николаевичу, на батарею.
Тянутся легонькие лавчонки. На спинках - вырезанные надписи: эта лавочка подарена городом Орлом. А вот эта - из Липецка. Следом - лавчонка из Брянска и надпись: «Из славного города Брянска от гражданина Медведя». Россия, которая нынче в цепких электоральных лапках пенсионеров и тетушек, свихнулась на лавочках и детских площадках. Поспал, поглазел в телик на Малахова, выполз к подъезду и - на лавчонку. И чтоб внук в шаговой доступности скакал на качелях-каруселях. Сотни, тысячи прохиндеев прошли в депутаты и в так называемые префекты за счет этих копеечных лавочек, младенческих игралок, цифровых замков и стальных дверей на подъездах. Главное - на халяву. Потом эти жулики слупят миллионы с глупцов, тысячекратно окупят околоподъездные сиденья. Но это будет чуть позже. И никто об этом не расскажет зомбированной публике. Лишь бы Малахов размазывал по экранам грязь да «Поле чудес» закидывали пирогами и солеными огурцами.
И. - хороша и в лучах, что струятся вокруг головы, словно нимб: «Что с нами будет?». Я: «Крым - земля жаркая, тяжелая. Сама знаешь: в Севастополе берега - словно спекшаяся кровь. Вижу - беда грядет. Слишком силен воровской клан. Оглуплен, ослеплен народишко - измельчал. Людишек, словно баранов, негодяи стригут. И для себя, и для заморского дяди. Промышленность и сельское хозяйство - похерили. Банки. Безумная ставка на потребление. Деньги свободно вывозят, а в глазах у всех - монета».

Мелочь, но неприятно

Не то печально, что голые выставлены на всеобщее обозрение, а то, что дядька с теткой, похоже, порядочно набрались. Мужику-то ничего, а вот партнерше, по пьяни, он, чувствуется, ногой не туда попал. Вот она и орет, как резаная. Можно было бы и поаккуратнее дяденьке обращаться с тетенькой.

Деловая переписка

Председателю Кабинета Министров Чувашской Республики
Моторину Ивану Борисовичу
Администрация города Чебоксары
Прокуратура Чувашской Республики

Обращение

Некоторое время назад в Чувашии активно обсуждалась тема лицея- интерната им. Лебедева, расположенного в Юго-Западном районе города Чебоксары. Прокуратура ЧР жестко указывала на то, что прекращения функционирования лицея недопустимо. Сообщалось, что лицей ответил, детям в нем находится опасно. Вместо этого начнется строительство в 2014-2015 годах пристроя к Чебоксарскому музыкальному училищу. Как обстоят дела со стройкой? Будет ли что-то в ближайшее время построено, взамен старого здания?
Collapse )