May 15th, 2015

Крым. 2014. 105

За перевалом солнце бледное. Как пыль, рассеявшаяся по степи и не осевшая. Долина плоская, лишь слева слабые холмы и бесконечные гряды виноградных лоз. «Золотая балка». Даже из автобуса заметно - грозди крупные, налитые. Виноградины черные. Хотелось бы вылезти, сорвать гроздь, потом еще одну и съесть. Справа - озеро. Без трав и камышей. Великан шел и обронил мутное круглое зеркало. Водохранилище. Вылезать и пить, даже купаться в теплой воде не хочется. На берегу безобразные развалины промышленного объекта. Высокая сцена. Большущая синтетическая тряпка на стене ангара - звероподобный Стивен Сигал выезжает на мотоцикле из кровавой полутьмы. Один конец холста разорван, зияет дыра. Среди развалин и происходило сборище байкеров, которое в свое время посетил Путин.
Дорога начинает петлять и уходит в гору. Мемориал в честь азербайджанцев, погибших в Севастополе и под Севастополем. Узкая дорожка, каменный черный крест - братская могила солдат-гитлеровцев. Поворот на Балаклаву. Уход в сторону на Бахчисарай. Сапун-гора и белая полукруглая диорама в память погибших красноармейцев.
Нелепая арка, обозначающая въезд в Севастополь. Жарко. Пыльно. За каменными заборами белые домики. Возникают крупноблочные многоэтажки. Что-то из новостроя - цветастое и вычурное. Моря не видно, зато всюду российские флаги. На балконах. Торчат из окон.
Выжженные курганы сменяются пышной растительностью. Площади и, под ветвями платанов, тенистые тротуары. Обелиски: подводникам-черноморцам, героическим защитникам города. На торцовой стене старенькой «хрущебы» - наивная мазня: во все пять этажей смешное лицо президента РФ в тельняшке и черной пилотке морского офицера. Глаза В.В. на изображении белые, бесстрастные, словно у древнего идола. Автовокзал. Встал в очередь, чтобы взять билеты на обратную дорогу. Долгое стояние не смущает - читаю. В ларьке увидел «Советскую Россию» и читаю Фролова. И. - в тени, во дворике, пьет газировку. Подкатывает старуха. Улыбка - бессмысленная. Рот большой, молчит. Открывает его, а зубов нет: «Ты грамотный. У тебя газетка. А я - местная. Дай рубль! Или десять! И скажи - будет война с Америкой из-за нас?» - шамкает, брызжет слюной. Понимаю старую женщину с трудом. Раздражение. В очереди есть мужики. Чего ко мне-то? «Никакой войны ни с Америкой, ни с другими не будет», - буркнул в ответ. - «А в Донбассе что, не война с Америкой? - моментально наливается гневом беззубая. - Дай десятку!» - «На», - и сую монету. Женщина в недоумении смотрит на червонец, бормочет под нос: «Добрый. И война идет. Но нас, добрых, им не взять. А вы все злые. Рубля жалко», - громко вопит женщина на очередь. - «Что за шум?» - спрашивает подошедшая И. Не отвечаю, потому что сую деньги в кассу за билеты.
Выходим. Садимся в многолюдный, раздолбанный троллейбус. Проезд - четыре рубля. Медленно тянемся под брюхом высоченного холма, на котором желтым барабаном торчит панорама Рубо. Справа - пустой железнодорожный вокзал, склады, цеха, ремонтные мастерские, узкая, как нож, полоска морской воды. Поверхность ее голубая, блестит нестерпимо, от чего крыши производственных помещений кажутся черными.
Дорога и ворота с надписью «Яхт-клуб». Белые роскошные яхты. Когда-то здесь зимовало сахарное судно «золотой девочки» Алсу. Въезжаем выше, и распахивается Ахтиярская бухта. Начинается роскошный бульвар с различными памятными знаками.
Поворот. Клуб моряков. Здание коричневатое, легкое. Под портиком трепещут два флага - Андреевский и Российский. Сегодня - день Российского флага, и город готовится к празднику. От остановки, что напротив гостиницы «Украина», вверх убегает извилистая широкая аллея. Из медного солнечный свет превратился в серебряный и больше не обременяет листья деревьев, окаймляющих бульвар. Пусто. Лишь стоят смешные изображения исторических персонажей, вырезанных из фанеры. И. вставляет лицо в одно, и превращается в Екатерину II.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Рассмотрев Ваше письмо от 15 апреля 2015 года № 03/04 о кандидатурах для включения в состав Общественной палаты Чувашской Республики и материалы к нему, сообщаем следующее.
Collapse )

Между прочим

Между прочим, если кто-то подзабыл, то Манаева, Моляков и Петров – живы. Продолжают свою подрывную деятельность. «Ставили мины» на Богданке, наблюдатели остались довольны. Все спрашивают Тамару Арсеньевну: «Неужто рванет?»