May 8th, 2015

Крым. 2014. 101

Снилась не впадина меж гор, укрытая лесом Ласпи. И не Д.З., с риском спускающийся со скал. Сны в Крыму - другие. Черте что выплывает из темноты подсознания. И это «черте что» отнюдь не связано с дневными впечатлениями. Хорош был автомобиль, на котором мы весело мчались по приветливой дороге. Ночью, в башке, - ни автомобиля, ни дороги. Предчувствие огромного города - Метрополиса. Серый, он возносится ввысь домами, в которых окна-пятна. В груди полыхает забота. Куда-то срочно нужно ехать. Голый, с тряпочкой на бедрах. Жарко. Томительно. Собрать вещи (и какие?) никак не удается. Город оказывается Уральском. Река Урал холодная, как Нева. От нее веет подвалом, плесенью. Появился брат О. Увидел, что я прикрыт тряпочкой. Смеется. Наползает туман. Рычит лев. Вот он - появляется из тумана. Все становится невыносимым. Да еще болота мерцают. Решение (верх сонной отваги): подойти, погладить разъяренную лохматую зверюгу. Неопределенность в груди должна спугнуть разгневанную тварь. Иду. Хочу прикоснуться. Лев отступает в молоко тумана. Плеск лап по воде. Просыпаюсь. По телику - Оззи Осборн. Говорит, что плохо читает по-английски (на других языках читать вовсе не умеет). Не смыслит в нотной грамоте, а в «Параноиде» слова рождались по наитию. Фиолетовые круглые очки слепца хитро поблескивают. Оззи придуривается, утверждает, что прислушался к советам умных людей: ничего не читать и грамоте нотной не обучаться. «Учение убьет в тебе то малое, что дано богом. Совсем дурак станешь». И Оззи прислушался.
И. приготовила кашу и сияет, как утреннее солнышко. От вчерашнего ветра - ни дуновения. Все свежо, торжественно, неподвижно. Жена обожает Ялту - город, созданный для того, чтобы накинуть стыдливую простынку на кровавую историю полуострова. Ну, типа Ницца. Или - Амальфи с Капри. Но - неискренне. Чтобы полностью расслабиться, нужно выпить мадеры, сходить на городской рынок, купить соленостей, пряностей и вяленой рыбки. Рынок жена обожает.
Едем. Минули Ливадию, а от автовокзала - к морю. И. успевает заскочить к своим знакомым в риэлтерскую контору, узнать, как дела. Жду возле банка, где всегда выгодно обменивал рубли на гривны (у Коломойского курс был невыгодный).
Чем ближе к рынку, тем больше предвыборной агитации за КПРФ. В Ялте, в этом радостном городе с двойным дном, буйство оппозиционной агитации. Там, где выгодно меняли рубли, теперь отделение Сбербанка. Рядом молодые люди раздают газету партии холеного «оппозиционера» Рогозина. Ничего нового: «дети войны», борьба с тарифами ЖКХ, примазывание к Путину. Особенно умиляет обещание борьбы с сырьевыми монополистами (то есть обещание совершить революцию).
На рынке многолюдно - не протолкнуться. Отчаянные лучи солнца пробиваются сквозь прорехи в небесах. Ничто не в силах одолеть густой запах жареного мяса, соленой рыбы, маринованного чеснока. И. набирает сушеной тараньки, корейской капусты, соленых огурчиков. Мило беседует с юношами, хлопочущими за прилавками. Истинная дружба народов - на продуктовых рынках. Когда брал горячий, из печки, лаваш, юноша армянин улыбался всеми тридцатью двумя белыми зубами.
Сижу на бочке. Бочка белая, душистая. Жадно рву хлеб. Куски ем молниеносно. И. добралась до спелых гранатов. В больших бутылях - сок. Азербайджанцы - черны, с волосатой грудью. Кричат И.: «Красивый женщина! Возьми гранат. Сама, как гранат. Я - спелый. Ты - спелый. Уйдем вместе». И. покупает бутыль сока. Несет ко мне. Говорит: «Сок. Полезно». Мужики смеются: «Что за бородатый дедушка? Сок не поможет. Старый». И. - в ответ: «Это муж. Мне лучше знать - старый он или нет».
За базаром, на многие сотни метров, тротуары заняты торговцами. Под акациями и платанами торгуют виноградом, грушами, персиками. В огромных латках - вишня. Неестественно глядятся бананы, их много. Между прохожими шмыгают агитаторы от «Справедливой России», раздают газету. В ней – фотографии. Два одиноких человека сидят в темном зале. Стакан. Запотевшая газировка в пластиковой бутылке. Передовица утверждает, что партия профессионалов возродит науку и образование во вновь нашем Крыму.

Мелочь, но приятно

На днях с Манаевой выступали по проблемам ЖКХ. Народу во дворе дома №9 по улице Афанасьева собралось много, человек семьдесят. Никто не мешал, не влезал с дурацкими вопросами. А дальше еще приятнее. По Университетской улице, дом №35, на правах хозяйки-организатора встречи нас тепло приветствовала Тамара Ивановна Романова. И эти две женщины, Манаева и Романова, дали жару. Я, стоя чуть в сторонке, блаженно грелся в лучах энергии, исходившей от этих двух замечательных женщин.

Деловая переписка

Федерально-медико-биологическое
агентство Российской Федерации
Генеральная прокуратура
Российской Федерации
Федеральная служба по надзору
в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
Федеральная служба по надзору
в сфере здравоохранения и социального развития

Обращение

Направляю в Ваш адрес копию ответа из Прокуратуры Яльчикского района Чувашской Республики в адрес Красновой Ольги Елисеевны от 24.02.2015 года за № 208 ж - 2015 года. Также направляю копию ответа из Прокуратуры Чувашской Республики от 25.03.2015 года за № 7-332-2015.
Collapse )

Гроза

Воды рек не черны, а бездонны.
Запах свеж, ободряющ и крут.
В узких щелях земли, многотонный,
Непокоя распарился кнут.

Набухает речною водицей,
С бездны черпает грозную жуть,
Зычно хлюпает, дерзко глумится,
Рассекая по засухе путь.

Выгибается хищная плетка.
С трещин глинистых прет в небеса.
Разлохматила солнца бархотку.
Брызжет кровью рассветной. Роса

Звезд предутренних смертно бледнеет,
Высыхает в испуге и, вдруг,
Молний круг разбегается, зреет,
Опаляет и север, и юг.

По-над водами блещет. В глубинах
Край отыщет, зацепит концом.
Кнут тяжел и на темных равнинах
Ало вздуется свежим рубцом.