May 4th, 2015

Весенняя жестокость

Пространство вздрогнет вдруг -
Изрублено пластами.
Развалится в тепле,
Сползет с морозных рей.
Чуть слышно, но вздохнет.
В приотворенной раме,
Качнется тень зимы.
Кровь - бисером. За ней
Минуты побегут
Из тьмы к рассветам ранним.
Оттаявший простор
Раскатит света ткань.
Набухнет край земли,
Зардеет жаром дальним.
Отчаянно сверкнет
Холодной стали грань.
Синь стылого клинка,
Что временем зовется,
Все свищет у границ,
Межуя день и ночь.
Зима чуть-чуть жива.
Весне же все неймется:
Ей нужен долгий день,
Чтоб темень превозмочь.
Пойдет на все, чтоб зим
Кончина состоялась.
Омоет срез клинка
Березовой слезой.
Недолог час весны,
И все ж она подкралась.
Зима тиха. И кровь
На простыне льняной.

Заметки на ходу (часть 159)

У Фабра в пьесах танец человеческого тела дан откровенно, без балетных извращений (тех извращений, что приняты обществом к своему удовольствию за разрешенный эталон). Но что он говорит? В чем смысл грязных, но чудовищно человеческих, и только человеческих (животные так не сумеют) сценических занятий. А говорит он чудовищное и только человеческое – о воле к оргии.
Collapse )

Крым. 2014. 97

В районе Гаспры, где тропа пересекает множество глубоких расщелин, зазвонил сотовый. Из Севастополя - Д.З.: «А не хочешь ли завтра выступить перед избирателями Севастополя? Сбор в Клубе моряков. Тема - выступление Путина в Ялте», - сообщает благодетель. Содрогнулся. Опять взыскующие граждане. От них и уехал отдохнуть. Мой ответ «Нет». «Не хочешь, так не хочешь. Мне самому не в кайф. Тогда вечером, в Ласпи. Ресторанчик заприметил. Посидим с женами. Заеду в шесть».
Скрипят под ногами камушки. Скрипят мысли. Путин и Ялта. Руководители фракций. Жирик - Путин - царь. Зюганов - Артек, Всероссийская детская здравница. Васильев - лишь бы не было войны. Миронов (все ж таки десантник!) - укреплять Крым военными. Путин среагировал на Миронова - уже делается. Приятно. Станет полегче.
Правильно, что отказался выступать перед севастопольцами. Политика, порой, требует моментальной реакции. Чего-то не понимаешь, а говорить надо. Цитируешь чье-то выступление, несешь пургу. Может выглядеть смешно. Легко говорить об известных людях. А спросят про неизвестного дядю или же намеренно введут в заблуждение: человека в природе не существует, но делают вид, что он есть, и говорит важное. Сказать: простите, не знаю - последнее дело. У меня набор нейтральных выражений, которые облегчают соскакивание с темы.
Царская тропа кончается возле стройгородка. Обрываются скалы, исчезают деревья. Склон голый, неровный, словно его мял в руках гигант. Желтая трава. Устал, а И. - ничего, резвится. Возвращаемся в Алупку через парк. Автобус останавливается внизу, у длинного ряда сувенирных лавок. Они сворачиваются, и по дорожкам бредем в сумерках. Широкая лестница. Выходим в центре поселка. Гремит музыка, идет торговля. В ряд поставлены отреставрированные иномарки: послевоенные «Хорьхи», «БМВ», «Мерсы». Притулился «Запорожец» - бочонок на кривых колесиках. Садись в авто, фотографируйся, плати. Под навесами - освещенные биллиардные столы. Красивая поддатая женщина уверенно обыгрывает смущенного мужчину. Рядом - белобрысый мальчик-подросток. Биллиардистка весело восклицает: «Сергунька! Смотри! Вот я папку сейчас сделаю». Щелк - и костяной шар, мелькнув желтым боком, заваливается в угловую сетку. Мальчик тушуется. Муж, который продувает партию, мычит: «Оксана! Ну что ты…»
И. нравятся фотографические снимки крымских экстремальных красот: Ай-Петри в снегу, шторм в Ялте, кроваво-алое солнце между горой Кошкой и скалой Дивой.
Во дворе нас ждет детвора. И. быстро бежит в магазин, покупает конфет, мармеладу, раздает ребятам. У меня опять раскаленная яичница, краковская колбаса, маленькая дыня. По украинскому телевидению - Шустер. Мучает вопросами парнишку дебильного вида: «Ты - русский. По-украински говоришь плохо. Почему воюешь в «Айдаре» против сепаратистов? Веришь в Бандеру?» Пацан: «Какой Бандера? Ляшко обещал: пойдешь к укропам, будет бабло, хата, машина. Человеком станешь. Обманул. Ни хаты, ни бабла. Хотя я за это многих колорадов положил. Мне - что Путин, что Бандера - по х… Бабло давай, буду на площади скакать. Не дадут капусты - стану скакать на том, кто обманул». И. переключает на сериал. Там - папа вернулся из заключения и оказался классным мужиком.
Уснул. Снилась мне любимая. К тому же голая. Но это была не И.