April 27th, 2015

Крым. 2014. 93

Обширный розарий, предваряющий дорожки, что бегут вокруг вспомогательных помещений дворца, решили оставить и отправились по каменистой тропинке, прячущейся среди причудливых кустов и деревьев магнолии. Она начала ронять свои продолговатые плотные листья, и они лежат, подсохнув, пожелтев, как маленькие лодки туземцев из страны Лилипутии. Каменная стена, поверх которой грудились заросли, доходила до высокого второго этажа вспомогательных дворцовых строений. Сквозь затемненные стекла не видно внутреннего убранства. Видимо, там располагались палаты санатория «Ливадия».
И. резво бежала впереди, пока не достигла железной лесенки, прикрепленной к стене. Она лазучая. Уцепилась, быстро перебирая руками, стала спускаться вниз. Весело смотрела на меня снизу вверх, говорила, что я боюсь высоты, а она не боится. Мне, действительно, было немного страшно. Да и лень. Сказал, что пойду верхней тропинкой до каменной арки, сквозь которую узенькие ступеньки давали возможность пешеходу спуститься к дому коменданта дворцового комплекса. Шел по тропинке, шелестел листочками-лодочками. Солнечный свет был плотный, и, казалось, свет этот сгущался, превращаясь в пахучий, вкусный воздух. Веяло розами, нездоровыми цветами магнолии. Запах сгущался, воздух уплотнялся до синевы. А уж эта синева уплотнялась до желтого камня, зелени листьев. Тени были резкие, разломленные и разбитые на куски. Потрясающий калейдоскоп черного, золотистого, серебряного принимал границы и вовлекал меня, коричневого и бородатого, в свою безумную игру. Свет, воздух, предметы, обремененные тенями, агрессивно обрушивались в тот день в Ливадии.
Со времен Леонардо человечество знает, что цвет есть верное свидетельство беспрерывного движения. Границы, проведенные слишком четко, - напрасная попытка остановить это беспрерывное изменение. Тот, кто ломает на изображении линию, либо вовсе удаляет ее с полотна, поступает не просто как художник, но как правдивый исследователь мира. Великий живописец упустил одно - движение, выраженное в цвете, борьба с линиями имеет разную интенсивность. Движение еле ощущаемое, веселое. Но, может, и агрессивное, активное. Наше зрение создает приблизительную картину окружающего. Отображенное движение мира есть основа мышления. Но нынешним солнечным днем сама природа вознамерилась переменить способ моего мышления. Развлекался тем, что оживлял фразы, тени мыслей. А оказалось, что-то нужно делать с тенями предметов, то есть заняться, наконец, тяжелой работой каменотеса. В этом труде постигаешь иные смыслы. В башку, словно бревна, всовываются иные перспективы. У меня нет на это сил. Слишком стар, и моей ветхой плоти пристало нежиться на солнышке, а не обдумывать бешеное его сияния. Мой возраст шепчет: «Свобода» не есть «воля». У нее один корень со словом «свой». Подлая мыслишка: свобода не есть твоя принадлежность миру. Свобода - у тебя. Если ты сам есть у себя, то вот она и свобода. Свобода ограничена. Она так же скучна, как собственность, поскольку она и есть собственность. Долбит мир вещами нешуточными - тенями, красками, дуновениями, что в один миг могут переменить настроение и ход мысли. Трагедия в том, что социальные костоломы и костоправы нащупали способы регулирования этими неуловимыми воздействиями. И началось, и происходит антропологическая катастрофа. Прячусь, как ребенок в подвале во время бомбежек. Подполье (а я человек из подполья) называется: быть своим самому себе.
Каменная лестница. Вниз. Похоже на спуск в подвал. Виноградные лозы и ослепительный удар солнца. И. ждет внизу. Говорю: «Два года назад ты фотографировалась под этой аркой. В красном платье. Теперь на тебе красные шортики. Снимем и повесим фоновым снимком в твой сотовый». И. - согласна. Принимает различные позы. Я снимаю. Жена говорит: «Дай аппарат и иди. Теперь я буду снимать». Иду к основному зданию дворца. Вступаю под развесистые кроны гигантских платанов. И. говорит, что под кронами этих величавых гигантов могла бы разместиться целая деревня искусств. Добавляю: «А в ветвях могло бы жить целое стадо диких обезьян». И. тщательно снимает мраморный фонтанчик, на котором вырезаны цитаты из Корана. Вода должна течь из медной бараньей головы. Блестящая голова есть - воды нет. И. - в Крыму проблемы с пресной водой. Давление внешнего внезапно ослабевает. Замечаю, что на мне сегодня красные просторные шорты. Штаны И. постирала от карадагской пыли и повесила сушить.

Между прочим

Хочу довести до сведения имена людей (всего пятьдесят три человека), которые выступили против прямых муниципальных выборов:
Совет Муниципальных образований Чувашской Республики. Исполнительный директор Совета С.А. Николаев.
Чечурова Фаина Вячеславовна г. Чебоксары ул. Б.Хмельницкого д. 80 кв. 57. Собственник жилья дома 5 по ул. Учительская, д. Мартынкино Аликовского района.
Депутаты Собрания депутатов Шемуршинского сельского поселения Шемуршинского района Чувашской Республики: Воронцова Е.С., Хорькова В.В., Полковникова О.В., Полякова Н.Н., Стефинова Т.Г., Кудряшова В.А., Вашуркин В.В., Юнкеров В.В.
Глава Ядринского района - председатель Собрания депутатов Ядринского района А.А. Краснов. Депутат Ядринского районного Собрания депутатов Y созыва П.В.Петров. Депутат Ядринского районного Собрания депутатов Y созыва Ю.В.Болотин.
Депутаты Порецкого районного Собрания депутатов. 15 подписей.
Депутаты Вурнарского районного собрания депутатов Спиридонов Г.П., Николаев В.В., Леонтьева Г.А.
Ветераны Красночетайского района: Тимаков Г.К., Грузинова Е.П., Егоров Ю.Е., Бромбин В.Ф., Катейкина Т.В., Кузьмин А.П., Хораськин И.Л., Романов В.Н., Столярова А.М., Сергеева Е.А., Ямскова Л.Н.
Депутаты Сугутского сельского поселения Батыревского района. Округ №1 - Воробьева Елена Федоровна, Округ №2 - Нртина Надежда Валерьевна, Округ №3 - Горбунов Владимир Анатольевич, Округ №4 - Падусев Анатолий Васильевич, Округ №5 - Тинюков Николай Иванович, Округ №6 - Глухов Олег Александрович, Округ 7 - Чернов Юрий Федорович, Округ №8 - Давыдов Алексей Николаевич, Округ №9 - Иванов Борис Петрович, Округ №10 - Казачков Анатолий Петрович.