April 15th, 2015

Крым. 2014. 85

Поднимаясь с лавочки, видел: собеседники «под коньячок» нелегко встали, и через стол сначала хлопнула ладонь о ладонь, крепко сплелись пальцы в знак братской дружбы. Густо мычали: «Россия… Фашизм… Брат, никогда…» Потом один из них шагнул в сторону. Оказалось, что на нем модные легкие штаны, полуботинки из тонкой кожи. Встал навытяжку, пытался отдать честь приятелю. Пошатнулся, тяжело осел на стул: «Никогда, товарищ мой…» Мне неприятны старые, развращенные шальными деньгами кагэбэшники. Видимо, дневные выпивохи из этих.
Небольшая группа, наконец, попала в дом Елены Оттобальдовны. Тесные коридорчики. Низкие белые двери. В комнатах скромно, но большое количество ковриков, накидок, половичков. Цветные, порой напоминающие сельские дорожки, связанные из ненужного тряпья. Во всех комнатах, рядом с кушетками и узкими кроватями, - столы, керосиновые лампы, венские стулья. Есть и акварели на стенах. Коридорчиков, лесенок, переходов много - длинные, темноватые. И, все равно, по сравнению с чеховским домом в Ялте, он гораздо больше.
Начиналось в девятьсот третьем году с малого. Потом, за десять лет, на расширение постройки были потрачены все деньги, доставшиеся «Пра» от мужа. Нагромождение комнатенок спланировано самим художником. В закутках удобно заводить романы, шептаться, разыгрывать соседей и пугать неискушенных. Дом, как тесный замок (и, все-таки замок!), напоминал место сомнительных игр семейства Шелли и хроменького Байрона. Стены-то тесные да белые, но впитали сотни голосов, вздохов, смеха, шепотов. В зеркалах запечатлелись отражения странных девиц в легких балахонах и высоких ремешках на сандалиях.
Русская художница Кругликова имела на Монпарнасе ателье. Живописка была небогата и незнаменита, но предрасположена к уюту из «подручных средств». Тахта сколочена из необработанных досок, а покрыта чистым цветным тряпьем, которое напоминает макраме. Грубые сочные ткани - прекрасное спасение от убожества. Волошин был завсегдатаем этого гнездышка, и тряпичная роскошь сослужила хорошую службу. Чисто женские причуды, мелочи, штучки. На подстилочках-салфеточках оригинальная резьба, шкатулки, статуэтки. И - море цветов. У Волошиных в доме - амфоры с причудливыми засохшими травами.
Помещения дома закручивались вокруг мастерской, которая служила также и библиотекой. Когда не было телевидения и радио, пищу готовили на дровяных печках. У людей с деньгами центром являлась библиотека. Книги теребили и разжигали человеческие чувства и мысли. На стеллажах книги. Не просто библиотека - реактор человеческого. Одно дело вести беседу в пустой комнате, но попробуй поспорить в книжном хранилище. Совсем иное дело. Есть от чего оттолкнуться внутреннему, что накипело внутри личности. Мысли и впечатления мечутся в этом пространстве, как шары, которые разогнали по бильярдному столу. Когда шары сталкиваются, то тут-то искры и летят. Если хозяин дома - личность творческая, то не только библиотека, но и кабинет - центр семейного мироздания. Не женская спальня, не детская, а именно место, в котором создавалось необычайное. Так и на Мойке, 12, в Ленинграде, у Пушкина. Комнаты в последнем жилище поэта просторны, пустоваты. Кабинет же украшен маленькими репродукциями, сундучками, светильниками (желтовато-мутными). На стене кривая сабля. На столе изящный чернильный прибор. Стены - в стеллажах. Ряды книг. Диван черной кожи, на котором умер поэт, отгораживает уютный закуток с книгами от всего остального.
Потрясен, когда то же самое вижу в кабинете-библиотеке крымского поэта. Жесткий диван с высокими подлокотниками вылепляет для поэта укромный уголок. Ярко-алые стены (словно свежая кровь), египтянка Танах, японские гравюры. У Александра Сергеевича мебель, полки, корешки книг светло-коричневые. У Максимилиана Александровича - все темное, а кожаные переплеты горят золотом. Сухие травы, цветные коврики. Все это волошинская жена во время гитлеровской оккупации спрятала в погреба. Спасибо, хоть эта простая фельдшерица не была на стороне врага.
Штаны, черные до колен, высохли. Стоял, прощаясь с домом, в летнем кабинете, рассматривал посмертные маски Достоевского и Пушкина. Котомка моя распухла, поскольку высохшую лазоревую накидку запихал в нее. По дороге к автобусной остановке заметил, как вдалеке мелькнула вывеска: «Дом творчества писателей».

Между прочим

Между прочим, зря волнуются за Чебоксарский тракторный. Спасать его взялись два марксиста: Федоров – преподаватель научного коммунизма и Баков Альберт. На публичных слушаниях в Российской Общественной палате, посвященных тракторному и его огромным долгам, этот самый Альберт даже более крут, чем Федоров: «Я хочу сказать, что приватизация этих предприятий, с моей точки зрения, была абсолютно необдуманна и неправильна. Я согласен с вашей позицией, что не надо было приватизировать «Южмаш» на Украине или Курган. Это была большая ошибка, но она была совершена не нами. Естественно, у людей будут возникать вопросы, как бы мы его ни заминали. Я не уверен, что на Украине происходит что-то другое, кроме социалистической революции в том или ином виде. У людей есть вопросы. Национал-социализм он имеет окрас. Я думаю, что на Донбассе это, скорее, социалистическая революция, нежели национал-социалистическая. Вопрос в основном у людей стоит очень простой, почему огромная часть общенародной собственности досталась так или иначе тем или двум людям. Он будет существовать все равно, потому что противоречия между трудом и капиталом никто не отменял. Этим надо заниматься, это двигатель прогресса и двигатель вперед. Все равно нас уже не остановишь.
- (Федоров Г.В.) Альберт Владимирович, я хочу сказать, что я сам придерживаюсь социалистических взглядов.
- (Баков А.В.) Что же вы не спрашивали, я сам их придерживаюсь».
Когда за дело берутся такие мужики, женщине, даже если она внучка выдающегося большевика, нужно отойти в сторонку. Это я о Партасовой. Может, я ошибаюсь, но лучшим для нее решением будет незаметно исчезнуть из концерна.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову

б-р Президентский, д. 10 г. Чебоксары

о направлении информации

Ваше обращение о проведении проверки качества выполненных ИП Мухарьямовым Р.С. монтажных работ при газификации домов №№ 24, 26, 28, 30, 32 по ул. Ленина с. Янтиково Чувашской Республики рассмотрено.
В связи с тем, что вопросы о газификации домов не входят в компетенцию органов внутренних дел, в соответствии п. 3 ст. 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" обращение направлено в администрацию Главы Чувашской Республики.
ТCollapse )