March 8th, 2015

Заметки на ходу (часть 151)

Ощущение того, что так можно жить. Я не представлял, как можно жить без женщины, без мамы. Оказывается – можно. Вот живут же люди! А можно ли жить с пьющим отцом? И это вполне возможно. Трудно, но можно. Все варианты пьяных загибов на примере дяди Толи я изучил. Можно ли сильно пить – и жить, давать технические решения (уникальные, запатентованные), писать замечательные стихи, которые никто никогда, кроме детей и меня, не слышал. Можно и это.
Нужен ли мне опыт дяди Толи? И он пригодился. Вредного опыта не бывает. Лично я, когда напивался, вел себя, как дядя Толя. Не в буйстве дело. В последние годы я после выпивки становился мрачный, злой. Дядя Толя никогда не буйствовал. Никогда не бил сыновей. Человек он был мягкий, а после выпивки безразличный ко всему.
Collapse )

Между прочим

Музей-квартира Савичевой на Васильевском. Пискаревка. Музей истории Санкт-Петербурга-Ленинграда. Знаю, как выглядит осьмушка блокадного хлеба с отрубями. На днях ужинаю, нарезал хлебца. Замечаю – страшно напоминает блокадный. Пористый, сохнет, рассыпается на глазах. А цена на это изделие – 22 рубля за буханочку. А тут еще Путин по телику: урезаю собственную зарплату на 10 процентов. И Медведеву советует сделать то же самое. Хлеб почти блокадный, президент с премьер-министром – бедные. Ну все, приехали…