February 24th, 2015

Крым. 2014. 49

С утра И. отправилась доставать железнодорожные билеты из Москвы в Чебоксары. Валялся в постели. Ел холодную дыню. Думал о странном существе - летучей лягушке, что приснилась ночью. По телеку изгалялась «доктор» Малышева со своим лысым огромным мужиком. Сильнее Малышевой мне не нравится только сахарно-сиропный «историк» моды Васильев.
Пушкин на море побывал один раз. Ему хватило. Лермонтов вроде на море не был. Только в горах. Какой же тогда парус одинокий, что виднеется в море? Оба не видели Парижа и Рима. А если бы они увидели печальные камни Европы? Лермонтов был юноша неуравновешенный, откалывал штучки не хуже, чем Пушкин. Резко переходил от грусти к буйному веселью. И этот странный смех… У Соловьева, философа, был заливистый смех ненормального. Вспоминали о «заразительной» манере смеяться, что была присуща Ильичу. Придурковато хохотал, если верить Милошу Форману, Моцарт и т.д. Может, они смеялись над чем-то своим. У Миши, поэта, в 17 лет: «Я жить хочу! Хочу печали любви и счастию назло». Выходит, и грустили «выдающиеся» о чем-то своем. Я вот, доедая дыню, грущу о липкой «докторше» Малышевой, о ее безумной аудитории и о своих сахарных пальцах.
Надо вставать и идти умываться. Намыливая голову (почти лысую, да еще и стриженую), решил одолеть мыс Меганом и выбраться на берег Керченского пролива. Мысленно «отложил» на поездку три тысячи рублей.
В то утро агитаторов от «Единой России» во дворе не было. Вышел под синее небо, сел под урюковое дерево. И. вернулась без билетов. Плацкартные билеты на 27 августа из Москвы в Чебоксары закончились: «Пойду к Хафизе. У нее муж имеет знакомых в железнодорожных кассах».
Пошел на пляж один, взвалив на спину тяжеленную сумку со сдутыми плавсредствами. Шел через автостанцию. У касс никого не было. Обычно за билетами стояли с баулами, рюкзаками, чемоданами на колесиках, с крикливыми малышами и молчаливыми старухами. Теперь - кондиционер не работает, под потолком жужжит муха, дремлет кассир. Билеты - на любое направление. Сначала с Алупки до Ялты. С Ялты до Керчи. Из Керчи до переправы. Одно плохо - на первый автобус до Ялты подниматься рано утром. Вольный сон для меня, что вольное слово – на отдыхе главное развлечение. Ценю сновидения. Вечером, последним автобусом, из Керчи в Феодосию. Опять же, вечером, из Феодосии в Коктебель. И, уже оттуда, ближе к вечеру, вновь возвращение в Ялту. Три дня. Если вдвоем с И., то дорого. Сговорились так: И. плывет в Балаклаву одна и там пьет шампанское, которое в фирменном магазинчике продается за копейки. А я - на разведку, в Керчь.
Сворачиваю белые кудряшки билетов. Выхожу под чинары. Появляется И. Спускаемся к морю между сувенирными лавчонками, чебуречными, ресторанчиками. На грифельной доске сообщается: шашлык из свинины - 155 рублей. 175 рублей - шашлык из баранины. Есть и барбекю из семги. 225 рублей за сто грамм. В ресторанчиках пусто. Посреди зала, в одном из них, - фонтанчик. Озорной гипсовый мальчик торчит, изогнувшись, из зеленых зарослей. Писает. Струйка твердая, изогнута, оттого и журчание. Над писающим малышом - огромный телевизор. Грохочут знакомыми позывными «Вести-24». Показывают Путина. Он, перебирая листочки, читает. Чтение происходит в доме-музее Чехова, в Ялте. Что читает - не слышно.
Журчание писающего и вой электросушилки для волос. Смуглый парень в тельняшке раздувает этим устройством угли под кусками мяса. Остро пахнет уксусом.
На Алупкинской пристани - роскошная (и огромная) яхта-катамаран. Толпа верующих. С красного лакированного корабля выбирается священник в черном. За ним вытаскивают тяжелые хоругви. Нестройно, повизгивая, затянули песнопение бледные женщины в белых платочках. Усатые мужики в казачьих штанах с лампасами, заправленными в блестящие сапоги. Жадно целуют тонкую руку священника, сошедшего на пристань. Море под солнцем блестит, так же пронзительно, как и казачьи сапожки. Море и сапоги - черные.

Мелочь, но неприятно

Двадцать третьего через мистическую гавань Чувашии город Канаш пробирался в Чебоксары. Легковерный, поддался чарам главы Чувашии Игнатьева. Он говорит: «Спорт. Пьянству бой, а особенно – зловредным фанфурикам». Я и поверил: фанфурик – как змей, Архангелом Михаилом повержен. Но хитроумный не сдается (рубят одну голову, а вырастает новая). На короткой тропке от вокзала до автостанции, словно стреляные гильзы, лежат в сугробах зловредные пузырьки. Прихватил с собой и вот представляю то, чего ранее не видел: лосьон «Хлебный». Спирту – 75 процентов. Там же, в сугробах, павшие воины. Сердобольные женщины пытаются поднять останки героев. Безрезультатно.

P1000951

Деловая переписка

Генеральному прокурору
Российской Федерации

Министерство строительство
и желищно-комунального
хозяйства
Российской Федерации

Обращение

1.Нарушение норм материального права.
11.03.2002 г. между МУП «Ленинское районное управление ЖКХ (Балан-содержатель), обществом с ограниченной ответственностью «Фирма Старко» (далее ООО «Фирма Старко», Заказчик) и Администрацией города Чебоксары (далее Администрация) был подписан договор о выполнении работ и услуг № 11/03 (далее Договор).
В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными право-выми актами.
Collapse )