February 14th, 2015

Крым. 2014. 42

И. вернулась быстро. Выкинула на берег матрас. Потребовала: «Ласты, маску, трубку». Дал. Сидя у кромки прибоя, обмакивала в воде ласты, чтобы легче было надеть. Натягивала на мокрые волосы маску. У маски - специальное углубление для носа. В маске И. стала потешная. Ржал над обликом жены под маской. Кричал: «Селедка под шубой. Но И. под маской - лучше». Жена обижалась, но когда не смогла зацепить трубку за резинки, что поддерживают маску на голове, пришлось идти к воде и помогать в экипировке. Наконец, водолазка готова. Повернул женщину спиной к морю. Стал помогать сойти в воду пятками вперед. Когда вошли по пояс, И. оттолкнулась и вошла в водную толщу как-то боком. Заработала ногами, искусственные плавники затрепыхались и пловчиха пошла на глубину. Метров через десять над водой поднялась ее смешная голова. Глаза за стеклом расширены от восторга. Говорить не может, лишь поднимает руку над водой, тянет вверх большой палец: здорово! Снова уходит на глубину. Не выскакивает долго. Волнуюсь. Жене мое волнение - дело привычное.
Привычка - сильнее любви. Умирают, потеряв любовь. Но легче подохнуть не от любви, а от потери привычного. Не мешок картошки – не выбросишь в окошко. Суженая для пожилого мужчины - главная собственность. Стягиваю в воду черный круг (на нем можно плыть в два раза быстрее, чем на матрасе). Стремительно продвигаюсь к тому месту, на котором от жены остались одни пузырьки. Вздрагиваю. Сбоку, чиркнув черный бок круга, к небу поднимается здоровая синяя ластина. Она подрагивает, масляно блестит на солнце. Потом уходит медленно в воду, и, через мгновение, на поверхности появляется страхолюдная И. в маске. Рукой придерживает трубку, решительно сдвигает ее резиновый конец от губ к подбородку, кричит: «Ага, напугала! Я давно следила за тобой из-под воды». Смеется. Мне становится жутко. Представляю: И. притаилась между темными валунами. Колышутся бурые и красные водоросли. Мечутся крабы (медуз этим летом в море не было ни одной). По воде бегут светлые блики «наоборот» (кто плавает под водой, тот знает этот металлический блеск). По жидкому маслу воды скользит черный бублик. В его дырке мое светлое брюхо - беззащитное, пастозное. И вот жена неожиданно превращается в чудище морское, с акульими зубами. Вонзается клыками, дрожит рыбьим хвостом, хлебает теплую кровь, рвет парные кишки. Со всех сторон сплываются на кровавое пиршество наяды, сирены, русалки. Они вьются у поверхности, пока тело мое остывает до температуры воздуха - с тридцати шести и шести до тридцати двух.
И. прочесть моих мыслей не могла. Плеснула ластами и ушла под воду. За нее больше не тревожился. Погреб к берегу. Как ужасны бывают мысли человека! Но приходим в ужас, если они являются неожиданно и тайно. Все скрытое, добытое через «заднее крыльцо». Оно бьет по мозгам сильнее, нежели провозглашенное для всех.
Соленая вода струилась и тяжко, каплями, падала на камушки. Плюхнулся на матрас, прислонив его к бетонной стенке волнореза. Словно остаток тяжкого видения, почудилось - это не морская вода струится с моих плеч и лба, высыхая от жары. Это кровь. Открыл книжку. В последние годы почти не читаю романов. Несколько месяцев назад с удовольствием прочел сборник рассказов Татьяны Толстой. Баба вредная, по отношению к мужикам кровожадно злая, а пишет чудесно. Жаль, что мало. Ну, так остренького должно быть немного. Хотел взять на юг «Гипсового трубача» Полякова, да обильно пишет автор последнее время. Фолиант тяжеленный. Прихватил книжку Басинского про Горького. Прочел несколько страничек, задумался. Если западенцы на Украине - фашисты, то и рубить их нужно до основания. Гнать артиллерией и до Киева, и до польской границы. Полумеры неприемлемы. Они будут означать поражение. Не погоним. Слишком много фашистов расплодилось в последнее время у нас самих, в России. И многовато иной сволочи. Тут закричала И. Пошел помогать ей выбираться на берег.

Деловая переписка

Управление Федеральной
антимонопольной службы
по Чувашской Республике

428018, Чувашская Республика,
г. Чебоксары, Московский
проспект, 2

Депутата Государственного
Совета Чувашской Республики

Молякова Игоря Юрьевича

428004, Чувашская Республика г. Чебоксары, Президентский бульвар, д. 10

В соответствии с Законом Чувашской Республики от 28.11.2013 №85 "О республиканском бюджете Чувашской Республики на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов" 19.12.2014 года внесены изменения, в том числе от-носительно гранта Кабинету Министров Чувашской Республики в сумме 165059, 3 тыс. рублей, которые были учтены в доходах бюджета в разделе "иные межбюджетные трансферты" и распределены в разрезе восьми главных распорядителей бюджетных средств Чувашской Республики (министерств).
Collapse )

Между прочим

Между прочим, в Цивильске (где также терпеть не могут плату за капитальный ремонт и регионального оператора) Николай Валерьевич Приходько сказал: «Странные люди творят у нас коммунальную реформу! Сначала в почтовые ящики суют тексты с договорами между собственниками жилья и пресловутым «оператором». Следом идут нанятые халдеи, которым поручили из тех же ящиков вытаскивать оппозиционную прессу. Они и вытаскивают вместе с договорами, выкидывают на помойки. Собственников спрашивают – видели ли они договора? Люди смеются и говорят – не видели. С таким подходом реформу можно осуществлять десятилетиями. Ну ее к черту, эту реформу!» Народ смеется, поддерживает. А и вправду – ну ее к черту!

P1000856

Срамно

Стыдное действо вершится,
Самое слово - срамно.
Слуг у Срамна - вереницы,
В толпы втекают. Темно.

Был посвежее, и мнилось:
Свет-то сильнее темна!
Но, не срослось, не сложилось:
В мире по горло Срамна.

Хоть напоследок надежда:
Ну не светло, так Серо…
Экий тупой я невежда -
Серо-то - сажа давно.

Жирная, мягкая копоть
Нежно ворсится в Срамне.
Руки в нем ровно по локоть,
Морда по ноздри в дерьме.

Сам осрамлен - не проблема.
Только царапка зудит,
Как не прочувствовал тему:
Путь напрямую закрыт.

Тропки грозят тупиками,
Что не дорога - обрыв.
Лезешь, впиваясь руками
В рухлядь гнилья и забив

Ногу в дрянную породу,
Славишь подспорье Срамна.
Срамно в любую погоду
Даст тебе жить. И темна.