January 22nd, 2015

Крым. 2014. 26

В Алупке, у Горсовета, - знакомые бабушки. Предлагают снять жилье. Предлагающих больше, чем обычно. Рядом крутятся пацаны. В случае чего, и проводят, и подскажут. В тенечке отдыхают полудикие собаки. Сворачиваем в узкие улочки Алупки. Знакомый дворик. Кипарисы и виноградные лозы. Веселые голенькие малыши. Д.З. ставит автомобиль прямо у дверей комнаты, что мы наметили с И. для жилья (в прошлом году здесь жили Н. и Г.). На втором этаже - Рустем в белой рубахе и таких же, как у меня, штанах. Лысина блестит. Усы топорщатся. Рустем приветливо машет головой. Появляется Хафиза, хозяйка. Женщина радостно щебечет, обнимаясь с И. Открывает комнату: телек, огромный раскладной диван, шкаф, стол. Перед входом в комнату - газовая плита. Под лестницей, ведущей на второй этаж, - туалет и душ. Выкидываю из багажника пожитки. Прощаюсь с Д.З. (искренне благодарю за то, что встретил, проводил до самого порога временного жилища). Он, обнимаясь, говорит: «Не прощаемся. На днях заедем с женой. Поедем в Ласпи. Там - хорошая шашлычная», - и, бибикнув на прощанье, покидает дворик. И. уходит с Хафизой. Я - в душ.

Есть вещи, возвышающие человека. Способность мыслить абстрактно. Но и постоянное стремление к чистоте. Не всегда человек мылся, не всегда мыслил. Как-то это связано. Так же, как подверженность руководствоваться инстинктами и не мыть свое тело. Рычишь от сладострастия, к примеру, а из подмышек у тебя воняет. И еще кое-откуда. Вонь распаляет сладострастие и убивает чистую мысль. Моешься каждый день - возвышаешь человеческое над животным. Вернейшее средство удовлетворить гордыню, да так, чтобы окружающие не догадались, что ты гордец и себялюбец. Впрочем, есть отдельные, шибко заросшие грязью, цедят проникновенно: «О, сволочь, опять мыться поперся. Погоди, чистюля! Мы тебе волосы из ноздрей еще повыдергиваем. Не хочешь с нами, с грязненькими. Брезгаешь нами, черненькими. Так мы заставим тебя полюбить нас такими, какие мы есть», - и т.д. Грубый, грязный и вонючий, принципиально заскорузлый бомж - прав. Чистоплотность - свойство мелкобуржуазное. Выскобленное до белых косточек христианство-протестантизм. Голое, убогое чувство - расчет. Холодная мысль. Чувство, мысли, тело должно держать в аккуратности, готовым к продаже.

Дворяне, даже в восемнадцатом веке, не любили мыться. Вонь заливали одеколоном и духами. В перинах прыгали блохи. Мыло вошло в обиход только в конце XYIII века. А на Руси попариться любили - щелочь, мочало, березовые веники. В античном мире простолюдины ублажали свои тела в термах (1800 лет назад, Марк Аврелий Север Антонин, прозванный Каракаллой). На Крите, в Кносском дворце, нашли бронзовую ванну, по форме напоминающую наши, чугунные.

Жаркий крымский полдень. Хотелось ополоснуться после ночи, проведенной в Шереметьево. А по телеку трындят - в Крыму перебои с водой. Зашел в душевую. Не термы Каракаллы, но вода - холодная - забила плотными струйками. Загудел титан, повешенный на стенку. Пошла тепленькая. А мыла - нет.

Человека узнают по тому, как он моется. Тип эгоистичный, прижимистый (как я) благодарит Генриха Афанасьевича Брокара, мыловара Алексея и подмастерье Герасима. Во второй половине девятнадцатого века Генрих Афанасьевич, в маленькой мастерской, начал варить дешевое народное мыло. Название - «Хозяйственное». Дома я моюсь брокаровским мылом, радуюсь.

Стук в дверь: И. прибежала, сунула в щелку кусок коричневого, хозяйственного. А также успела засунуть зубную щетку. Крикнула: «От Хафизы. Говорит - боялась, что воды в Алупке не будет. Украина перекроет. Обошлось. Воду подают, как раньше, без перебоев».

Деловая переписка

Несколько часов работали с врачами – активистами профсоюзного движения над ответами из прокуратуры. Многое в ответах не понравилось, поскольку носят формальный характер. Сложилось впечатление, что по отдельным вопросам прокурора недостаточно поработали. В итоге появился текст, который направляем в Генеральную прокуратуру России.

Collapse )