January 3rd, 2015

По реке

Покинем город скучный,

Где холодно и пусто,

Визгливый дребезг звучный

То реденько, то густо

Ссыпается по меди

Литых колоколов.

Они сто лет соседи,

Всё ноют. Без басов

Бренчат ненужным хламом,

Срываясь с башни в лом,

Прощаясь с ветхим храмом,

Хрипят: «Уйдем, уйдем…»

Бесстыже зреет осень,

Распялив неба зев.

Показывает просинь,

Что, в тучах отгорев,

Ложится льдистой пылью

На спины площадей.

Да был ли город былью -

Пристанищем людей?

Шумел ли день бульварный,

Излившись в летний жар?

Светила блеск фанфарный

Гремел: «Пожар! Пожар!»

Крученых улиц жилы

Иссохли. Кровь реки

Сгустела. И без силы

Погасли маяки.

Обрыв обледенелый.

Лодчонка. Вёсел крест.

Церковный звон несмелый

Украдкой душу ест…

Мы отплываем все же.

Наш город скучен так,

Как благостная рожа,

Как стершийся пятак.

Заметки на ходу. Второе письмо другу (часть 142)

Деталь – две бутылки шампанского «Золотая балка» у меня в руках. На одной золотая этикетка, на другой черная. «Из какой наливать сначала?» - вопрос возник и растворился. Решили его мама и Миша (не помню, как). Блаженное чувство, что вопрос будет обязательно решен. Обязательно – кивали мне колышащиеся на волнах света ялики.

Collapse )