December 16th, 2014

Крым. 2014. 1

Два момента - усталость и любопытство. Ведь выдохся - чего любопытствовать? Странный способ отдыхать - ехать в Крым, на горячие камни, к парной соленой воде. Предположим - нырнул, набултыхался в морской жидкости, лег на серые, впитавшие солнце, камушки. На обгорающей до красна коже тонкими, змеящимися разводами выступает соль. Это выходит горькое похмелье забот и неприятностей (тоже «напитки» подстать водке, ее не зря зовут горькой). Не лучше ли тихо сидеть дома, под яблонькой, в тени разросшихся помидоров и медленно остывать на волжском августовском ветерке? Соль забот и горечь напрасных усилий не испаряются, остаются внутри, зато и пустоты не ощущается. Нет радостей и светлых размышлений, но и нет зреющей в лад со знойным загаром незаполненности, которая разливается в душе твоей, когда кожа горит пламенем. Вывод - боль тела и простор души, вливающийся с беспощадным жаром - эликсир отдыхающего. Если раз в году не превращусь в обгоревшую головешку с одеревенением в мозгах - грош цена такому отдыху. Знаю - потянет в новые места. Море, небо и горы. А в горах - ветер. И светло-желтый, пустынный пейзаж необитаемой планеты, затерянной во Вселенной. Любопытство бывает неутолимым и сиюминутным. Не решить загадку соотношения моря, неба и горных громад. Однажды море мирится с горами, а потом - измена, и море ласкается с небом. Потом море не просто в ладах с синевой, а не заладилось у них против гор. И это неправда. Вот небо разгоняет тучи и высвечивает всем блеском хищные, изломанные края горных пропастей. А тут и я, маленький, хлипкий, распрощавшийся с глупостями случайных проблесков мысли. Вопрос: как мне удается уцелеть между жерновов воздуха и камня. Бьюсь - и не могу понять. Странный отдых - поиск смысла в собственном существовании, привычное отсутствие ответа и успокоительное отсутствие всего. Простота солнечного жара, тщета поиска ответов на простейшие вопросы - редчайшее достояние существа, выпавшего за пределы суеты. Я даже не бреюсь у скал Тавриды. Не чищу зубов. Зачем, если ничего не понять средь желтых камней Херсонеса? Буду ошиваться по городам. Как там недоверчивые крымские татары? Что говорят армяне и греки? Насколько русским хватит эйфории от воссоединения с матерью-родиной, чтобы понять - «мать» тяжело больна?

Волга провожает с радостью - убирайся поскорее. Истязай себя в иных пустынях. Над рекой - низкие облака и мелкий дождь. Влажная жара и неугомонный ветер, раскачивающий ветви деревьев в саду. В голове, средь шелеста листьев, льющегося через открытое окно прямо в голову, никчемные мысли - как построить систему питания в дороге. Подойдет сухое пюре, огурцы, помидоры, соль.

И. зашивает ритуальные трусы. По цвету - черные, спортивного покроя. Служат плавками. Лежат в отдельном ящике, изодранные о морские камни еще в прошлом году. Белые брюки также требуют ремонта. Забитую сумку совсем уж перегружают ласты. Ее к поезду тащит Ю. Плацкарт. Полки - у туалета, какие-то беременные девушки. Будущие матери возятся, шушукаются. По ногам бьют дверью спешащие в туалет по надобности. Надобность - и ночью. И, хотя вагон старый (никаких биотуалетов), а настроение ужасное. Уснуть не получилось.

Мелочь, но неприятно

Переживаю – совсем застыла стройка ледового газпромовского дворца на Гагарина. Хватит ли денег на досторойку? Написал в Счетную палату РФ: что с финансами? Удастся ли достроить чудо-арену? Аудитор Катренко пишет: «В соответствии с федеральным законодательством контрольно-счетные органы субъектов РФ организуют и осуществляют контроль за законностью и результативностью использования средств бюджета. Учитывая это, Счетная палата России поручает Контрольно-счетной палате ЧР внимательно рассмотреть все финансовые аспекты строительства ледового дворца».

Серьезная работа предстоит. До меня же доходят печальные слухи: нашу битую, тертую трепаную Счетную палату ожидают серьезные кадровые перетряски. Кто ж будет выполнять поручения москвичей?

Между прочим

Между прочим, недавно министр природы Исаев сунул мне в руки заключение территориального управления Росфиннадзора ЧР относительно деятельности его ведомства в чувашских лесах. Фининспекторы пишут: в чувашских лесах в основном все шикарно. И тут же МВД по ЧР возбуждает уголовное дело в отношении этого самого Исаева. Как так? Не могут одни ничего не видеть, а другие видеть все, вплоть до уголовщины.

Пишу в МВД – отчего у них такая зоркость пробудилась? Тимофеев, замминистра, сообщает, что Росфиннадзор и не должен был выявлять факты злоупотреблений со стороны работников Минприроды. Выявленные МВД факты, по которым было возбуждено дело в отношении главы Минприроды ЧР Исаева, не связаны с проверкой, которая проводилась фининспекторами. Контролеры из Росфиннадзора интересовались правомерностью использования денежных средств, выделенных из бюджета. Полиция же интересовалась иным: куда подевался сам лес?